Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №6 //
   Экономическая теория права.

ЭКОНОМИКА И ПРАВО - МНОГООБЕЩАЮЩИЙ СИМБИОЗ

Экономическая теория права (economics of law) скоро отметит полвека со дня рождения. Это направление неоинституционализма изучает влияние правового механизма на хозяйственную жизнь общества, на легальный бизнес, а так-же экономические принципы конструирования и применения правовых норм. Поскольку одной из важнейших проблем при этом признается вопрос об оптимальном распределении прав собственности, то данное направление часто называют экономической теорией прав собственности (property rights economics), хотя по существу "экономика права" есть более широкое понятие, чем "экономика прав собственности".

Собственность трактуется неоинституционалистами как "пучок" (набор) прав, которые распределены в неодинаковых пропорциях между различными лицами - физическими (гражданами) и юридическими (организациями). Если обратиться к истории правовых систем, то разница между пониманием права собственности как единого целого (чем часто грешат неэкономисты) и его пониманием как набора прав - это противоположность между европейско-континентальной и английской правовыми традициями. Именно английская традиция, рассматривающая право собственности как совокупность частичных правомочий, становится в настоящее время доминирующей как в собственно правовых системах, так и в экономической теории. Вследствие этого вся экономика права приобретает сильный "англосаксонский" оттенок, хотя многие ее принципы и выводы вполне правомерны для любых правовых систем.

Если для неспециалистов самым главным в дискуссиях о роли правовых норм в хозяйственной жизни кажется вопрос о том, кто является собственником, то по мнению неоинституционалистов этот вопрос не принципиален. Гораздо важнее вопрос о спецификации (уточнении границ) прав собственности.

Основоположником и лидером теории прав собственности является американский экономист Рональд Коуз. В своей знаменитой статье "Проблема социальных издержек" (1960)(1), после которой экономика права окончательно оформилась как самостоятельное экономическое направление, он обратился к давней проблеме отрицательных внешних эффектов - эффектов, от которых страдают лица, не имеющие никакого отношения к наносящему вред производству. Классическим примером может быть дым из трубы фабрики, вредный для живущих поблизости людей, которые не являются потребителями продукции этой фабрики.

До исследований Р. Коуза теоретическим решением этой проблемы считалось использование налагаемых правительством штрафов на загрязнителя - налогов Пигу, названных в честь известного английского экономиста начала ХХ в., который первым глубоко исследовал эту проблему. Коуз впервые указал на обоюдный характер проблемы: если дым фабрики вредит окрестным жителям, то принятый по их требованию запрет на загрязнения вредит фабрике. С точки зрения общества в целом нужно решить, какой именно вариант (запрет или разрешение загрязнения) максимизирует совокупное благосостояние всех членов общества.

Как неоклассик, Коуз предложил решение проблемы внешних эффектов, исключающее непосредственное государственное вмешательство: участники конфликта должны сами решать, какой вариант выгоднее. Объектом переговоров при этом станет один из элементов "пучка" прав собственности - право на запрещение вредного использования. Легко доказать, что при любом первоначальном распределении правополномочий будет принято решение в пользу того участника конфликта, кто более высоко ценит спорное право. Если для населения прилегающего к фабрике района здоровье есть наивысшая ценность, люди будут стремиться запретить загрязнения. В этом случае они могут заплатить хозяину фабрики и откупить у него "право загрязнять атмосферу", если первоначально он таким правом обладал. И, напротив, люди откажутся его продавать, если изначально право запрещать загрязнения принадлежало населению. В таком случае владелец фабрики не сможет купить у населения право загрязнять атмосферу, но сочтет выгодным за определенную сумму отказаться от своего права на загрязнения, продав его, если именно он был его обладателем.

Очень важно, что результат частных добровольных соглашений между фабрикой и населением объективно совпадает с "общественным благом": выбирается вариант, максимизирующий благосостояние общества в целом. Но у этой схемы есть серьезный недостаток - она не учитывает трансакционных издержек.

При изучении рыночного механизма экономисты долгое время исходили из неявной предпосылки, что оформление сделок купли-продажи (передачи прав собственности) может происходить практически мгновенно и без каких-либо затрат. Р. Коуз впервые обратил внимание на то, что рынок функционирует с "эффектом трения" - с трансакционными издержками, т. е. издержками соглашения о передаче прав собственности.

Трансакционные издержки тем выше, чем более сложной является хозяйственная система. Само создание фирмы есть способ минимизации трансакционных издержек: внутри фирмы служащие общаются не как самостоятельные и равноправные участники рынка, но согласно принципам административного подчинения; вовне фирма при заключении любых контрактов действует как одно юридическое лицо.

Сформулированная в ходе дискуссии "теорема Коуза" гласит, что если права собственности четко определены и трансакционные издержки равны нулю, то структура производства будет оставаться неизменной независимо от изменений в распределении прав собственности (или, иначе говоря, распределение прав собственности не меняет сумму выгоды). Следует подчеркнуть, что описанный Коузом идеальный механизм устранения внешних эффектов действует только при условии совершенного знания, в том числе о правах собственности.

Отсюда вытекает важное следствие: главная задача права - это спецификация прав собственности, т. е. четкое и прозрачное определение границ правомочий хозяйствующих субъектов и их защита. Правовая система призвана уменьшать трансакционные издержки, создавая тем самым условия для наиболее эффективного (с точки зрения общественной выгоды) распределения редких ресурсов в ходе добровольных соглашений. Объектом отношений собственности при этом становятся не только такие экзотические права, как право загрязнять окружающую среду, но и, например, волны радиовещания (для радиостанций), защищаемая патентом интеллектуальная собственность (изобретения) и прочие нематериальные объекты. Юридические правила, как указывает американский экономист Ричард Познер, должны имитировать идеальный рынок - распределять права собственности так, как это делал бы рынок при отсутствии трансакционных издержек.

Экономическая теория права позволяет сделать принципиально важные общие выводы о роли государства в современном рыночном хозяйстве.

С одной стороны, государственная собственность, считают неоинституционалисты, как правило, менее эффективна, чем частная. Если классическая частная собственность предполагает концентрацию всех правомочий у одного человека, то при государственной собственности все частные лица исключены из доступа к ресурсам, которыми управляют, исходя из общих интересов, государственные институты. Совладелец государственной собственности не может продать свою долю участия, связь между совладельцем государственной собственности и получаемой им выгодой от этой собственности очень мала, поэтому он гораздо слабее, чем частный владелец, заинтересован в контроле за менеджерами. В результате государственный сектор превращается в своеобразную "экономику бюрократии". Поскольку защитники идей экономики права подвергают государственную собственность критике, то эта теория кажется, на первый взгляд, чистой апологией частной собственности.

Однако здесь виден интересный парадокс: для того чтобы частнособственническая система могла эффективно развиваться, необходимо сильное государство, которое могло бы уверенно специфицировать и надежно защищать права собственности. Эту идею можно выразить метафорой: правительство необходимо обществу не столько как "предприниматель" и "филантроп", сколько как "судья" и "полицейский" - страж оптимального социально-экономического порядка. Но система регламентированного и строго выполняемого хозяйственного законодательства не без оснований воспринимается как эффективная замена государственной формы собственности. Например, в США доля государственной собственности в национальном богатстве довольно мала, но экологическое законодательство накладывает настолько сильные ограничения на хозяйственную деятельность многих отраслей, что, как считают некоторые экономисты, обращает "священные" права частной собственности едва ли не в фикцию.

Родившись из анализа прав собственности и трансакционных издержек, экономическая теория права в 1970 - 1980-е гг. развивалась очень быстро, охватывая все новые и новые проблемные области. К настоящему времени экономисты "проинспектировали" едва ли не все сферы правововедения, сделав при этом очень много ценных и нетривиальных наблюдений. Об авторитете этого направления среди юристов говорит, например, тот факт, что в США во многих судебных постановлениях (вплоть до Верховного суда) прямо даются отсылки на теорему Коуза. Не случайно лидерами экономической теории права стали американские экономисты из Чикагской школы права (Р. Познер и др.), имеющие постоянные контакты со своими коллегами-юристами. Конечно, при этом экономическая и юридическая науки сохраняют обособленность друг от друга, однако их сближение несомненно, и их творческие взаимоотношения равно полезны обеим наукам.

Если за рубежом изучение экономики права давно стало важным элементом профессиональной подготовки юристов, то в нашей стране знакомство с этой теорией только начинается. Помимо работ Р.И. Капелюшникова(2) и ставшей библиографической редкостью брошюры "Право и экономика: традиционный взгляд и перспективы развития"(3) специальной литературы по экономике права на русском языке почти нет. Данный выпуск нашего журнала призван дать отечественному читателю начальное представление об основных идеях, направлениях и достижениях этого направления экономико-правовых исследований.

* * *

Материалы шестого выпуска журнала "Экономическая теория преступлений и наказаний" подготовлены при участии слушателей Тульского филиала Московского университета МВД РФ, студентов московского Государственного университета - Высшей школы экономики, а также сотрудников Центра по изучению нелегальной экономической деятельности при Российском государственном гуманитарном университете.


(1) Коуз Р. Проблема социальных издержек // Коуз Р. Фирма, рынок и право. М.: "Дело ЛТД" при участии изд-ва "Catallaxy", 1993. С. 87-141.

(2) Именно Р.И. Капелюшников первым в нашей стране начал популяризировать идеи экономики права. См., например: Капелюшников Р.И. Экономическая теория прав собственности. М.: ИМЭМО, 1990.

(3) Право и экономика: традиционный взгляд и перспективы развития. М.: ГУ - ВШЭ, 1999. Некоторые материалы из этого сборника перепечатаны в четвертом выпуске альманаха "Истоки" (например: Дикин С. Современное движение права и экономики: анализ и оценка // Истоки. Вып. 4. М.: ГУ - ВШЭ, 2000. С. 178-227).