Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №5-2 //
   "Криминальная глобализация экономики.
   Часть II. Криминальное мировое хозяйство как система".

Чечня как "всероссийский инкубатор "теневого" бизнеса"(1)
И.Г. Косиков, Л.С. Косикова

Из статей И. Г. Косикова и Л.С. Косиковой (Институт международных экономических и политических исследований РАН) отреферированы лишь материалы, связанные с характеристикой Чечни как российской "серой зоны". В качестве заглавья реферата взято название одного из разделов реферируемого исследования.

"Уже в первые годы обособления от России, - характеризуют авторы статьи ситуацию 1992-1994 гг., - Чечня превратилась в криминальный "заповедник", живущий на основе воровства, контрабанды, незаконной торговли оружием и наркотиками" (2, с.26). Максимальных масштабов незаконные операции достигли в межвоенный период (1997 - 1999 гг.)(2), когда на территории "независимой Ичкерии" совершенно отсутствовали какие-либо федеральные правоохранительные органы, а местные власти имели полную свободу в распоряжении как местными ресурсами, так и дотациями из федерального центра "на восстановление экономики Чечни".

Основными отраслями чеченской теневой экономики стали операции, связанные с хищениями нефтепродуктов и с финансовыми махинациями.

Хищение нефтепродуктов. Хотя в советский период Чечня специализировалась на нефтепереработке, занимая по ее объемам в начале 1990-х гг. ведущее положение на всем Северном Кавказе, но ее собственные промышленные запасы нефти в значительной степени были исчерпаны. Поскольку нефтепереработка республики базировалась в основном на привозном сырье, то превращение Чечни в "новый Кувейт", как обещал Джохар Дудаев, было заведомо невозможным. Более того, с 1992 г. внешние поставки сырья стали быстро снижаться, собственная добыча нефти тоже резко сократилась. То, что осталось от республиканской нефтеэкономики, не хватало для оздоровления хозяйства республики, но все же было достаточно привлекательно для теневых структур.

Уже при Д. Дудаеве (1992 - 1994 гг.) из Чечни ежегодно нелегально вывозилось нефтепродуктов на 2 - 3 млн долл. (1, с. 42).

С августа 1996 г. по Чечне прокатилась "дикая" приватизация: отдельные граждане и вооруженные группы самовольно и фактически бесплатно захватывали нефтяные скважины, промышленные предприятия и т.д. Возникшие частные предприятия стали основой теневой экономики Чечни, занявшись повальным воровством сырья.

После первой чеченской войны нефтедобыча вообще постепенно вышла из-под контроля государства и к 1999 г. полностью перешла в руки Этеневиков", связанными с полусамостоятельными полевыми командирами. Так, в 1998 г. в Чечне было добыто около 846 тыс. т нефти (для сравнения: в 1990 г. - 4.2 млн т, в 1994 г. - 1,2 млн т), но заводским способом перерабатывалось лишь 230 тыс. т, остальное же разворовывалось из нефтепроводов и прямо из скважин, а затем либо сразу продавалось за пределами Чечни в сыром виде, либо перерабатывалось на частных минизаводах. В 1999 г. таких минизаводов, кустарно производящих бензин, насчитывалось свыше тысячи, их продукция реализовывалась через Ставрополье и Дагестан (1, с. 47, 48).

Когда в первой половине 1999 г. через проходящий по Чечне нефтепровод попытались переправить из Азербайджана в Новороссийск 120 тыс. т нефти, то 2/3 расхитили в процессе транспортировки при помощи кустарных врезок и ответвлений от "трубы", а остальное вывезли в качестве якобы чеченской нефти через Туапсе. До Новороссийска из этой партии не дошло ни грамма, теневые же доходы от такого "реэкспорта" составили около 1 млн долл. После этой истории для транспортировки азербайджанской нефти была сооружена новая ветка через Дагестан и Ставрополье, в обход Чечни (2, с. 25).

Согласно данным из обращения А. Масхадова "К воинам Сопротивления и ко всем гражданам Чеченской Республики Ичкерия" в июне 1999 г., ежемесячные потери бюджета от хищений в нефтеэкономике достигли 300 млн руб. Попытка официальных властей ввести уголовную ответственность за незаконные операции с нефтью не имели никакого эффекта (1, с. 47 - 48).

Финансовые махинации. Еще до первой чеченской войны действовала система крупных хищений централизованных бюджетных средств, проходящих через российские и чеченские банки. Нашумевшая история с фальшивыми чеченскими авизо - это, по мнению авторов статьи, лишь верхушка тех теневых капиталов, что циркулировали между Чечней и Россией как в системе сообщающихся сосудов.

В 1995 - 1996 гг. новым источником доходов стало разворовывание средств, выделяемых из бюджета "на восстановление Чечни". Из-за отсутствия финансовой отчетности о расходовании этих средств точно не известна даже их величина (ее оценивают в интервале от 1,5 до 5,5 млрд долл.), не говоря уже об их использовании (1, с. 44 - 45). "По некоторым оценкам, уже в 1996 г. в Швейцарию было переведено около 1,5 млрд долл. похищенных в Чечне средств" (2, с. 29).

Сверхдоходы от разворовывания бюджетных средств получали главным образом чиновники и связанные с ними коммерческие структуры Чечни и России. Полусамостоятельные полевые командиры поступали проще - с 1996 г. почти все они наладили изготовление фальшивой валюты, организуя собственные "монетные дворы". За 1997 - 1999 гг. в Чечне выпущено около 10 млрд долл., и сейчас почти "каждая третья поддельная долларовая купюра в стране имеет чеченское происхождение" (2, с. 26).

Прочие криминальные промыслы. В отсутствие на территории Чечни федеральных органов правопорядка там открыто развивались многие криминальные промыслы, от традиционных (наркобизнес, торговля оружием) до весьма специфичных (работорговля).

"В управленческой сфере почти все организации и учреждения перешли на платную форму услуг, установив "тарифы" на любые заверенные печатью документы" (1, с. 48). Таким образом, коррупция стала буквально повседневной нормой.

В горной Чечне местное население начало выращивать наркокультуры - опиумный мак и коноплю (1, с. 49).

Чечня стала базой около 100 организованных преступных группировок. Они не только грабили проходящие через республику поезда - только за 1993-1994 гг. на Грозненском отделении Северо-Кавказской железной дороги было разграблено около 1700 вагонов (2, с. 26) - и похищали людей, но и занимались рэкетом и финансовыми махинациями по всей России. Так, в 1999 г. Федеральная служба налоговой полиции выявила около 2000 российских фирм и коммерческих банков, которые либо платили "дань" чеченскому криминалитету, либо проводили в его пользу незаконные банковские операции (2, с. 27).

Таким образом, Чеченская республика в 1992-1999 гг. была "свободной криминальной зоной" (1, с. 43), выпавшей из-под контроля правительства России и специализировавшейся на криминальных промыслах, связанных с общероссийским и отчасти с мировым рынком.


(1) Составлено по: Косиков И.Г., Косикова Л.С. Чеченская республика: итоги и проблемы постсоветской социально-экономической эволюции // Российский экономический журнал. 2000. № 8. С. 36 - 51 (Статья 1. Этапы деградации); № 10. С. 22 - 36 (Статья 2. Экономические аспекты взаимоотношений с федеральным центром.). В тексте реферата первая и вторая статья обозначены соответственно цифрами 1 и 2.

(2) Т.е. в период между первой (1994 - 1996 гг.) и второй (с осени 1999 г.) чеченскими войнами.