Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №5-2 //
   "Криминальная глобализация экономики.
   Часть II. Криминальное мировое хозяйство как система".

Как западный бизнес приживается в новой России(1)
Б. Де Джонг

Статья американского журналиста Брента Де Джонга, написанная в 1996 г., позволяет лучше понять, как выглядела постсоветская криминализация экономики в глазах западных предпринимателей, желающих заниматься бизнесом в России. Хотя в этой статье отражены реалии первой половины 1990-х гг., когда криминализация экономики имела, пожалуй, более ярко выраженные черты, чем в настоящее время, однако автор отнюдь не склонен преувеличивать это явление и справедливо указывает, что для западных предпринимателей полумифическая "русская мафия" отнюдь не становится серьезным препятствием для ведения дел.

Русская мафия: мифы и реальность

В зарубежной литературе 1990-х гг. стали обычными утверждения об "экономике, контролируемой мафией" и "эпидемии насилия" в постсоветской России. Однако, несмотря на это, довольно значительное число межнациональных фирм смогли развернуть на постсоветском пространстве весьма активную и широкомасштабную деятельность. В 1995 г. совокупные прямые иностранные инвестиции в Россию составили 2,8 млрд долл., из которых 29% приходилось на США, 15% на Швейцарию и 10% на Германию.

"…Самая большая проблема, стоящая перед зарубежными предпринимателями в России, - пишет Б. Де Джонг, - это не криминал, а дезорганизация рыночной инфраструктуры". Речь идет о таких условиях как наличие хорошо разработанного свода законов о предпринимательстве, эффективная правоохранительная деятельность полиции, возможность быстро заключать "прозрачные" контракты. Отсутствие этих всех этих необходимейших для бизнеса условий есть не результат влияния российских криминальных элементов, а, скорее, непосредственная причина их развития. Собственно организованная преступность в постсоветской России, конечно, существует, но ее влияние заметно меньше того, как это часто изображается.

Прежде всего, трудно точно определить, что же такое "русская мафия". Первоначально к "мафии" причисляли практически любого частного коммерсанта. Сейчас "мафиозным" называют обычное чиновничье взяточничество. С деятельностью мафии также часто путают просчеты во взаимоотношениях с деловыми партнерами, почти неизбежные в условиях с отсутствия юридической защиты деловых партнеров и инвесторов. Свою лепту в формировании имиджа "страшной русской мафии" вносят американские СМИ, раздувающие дела о "русской бензиновой мафии в США" или о "Япончике" - крестном отце.

Криминальная деятельность в современном российском бизнесе, конечно, реально существует. В частности, Б. Де Джонг указывает, что "некоторые виды бизнеса созданы и находятся под влиянием криминала: это казино, бары, дискотеки, рестораны, рынок иностранных автомобилей".

Казино. Хотя по действующему в России налоговому законодательству казино должны отдавать 90% своей прибыли, они регулярно становятся объектом нападок властей. Это может показаться странным - ведь только в Москве работает 75 казино, каждое из которых имеет выручку в среднем 25-30 млн долл. ежемесячно. Ясно, что если бы правительство получало 90% этой суммы, то не было бы повода для недовольства. Дело, видимо в том, что взяточничество и непрофессионализм налоговой полиции не позволяют собирать с казино полагающиеся налоги. Кроме того, казино (как и банки) не полагаются в вопросах безопасности на милицию и содержат собственную охрану, которая действует как своего рода частная полиция, подотчетная лишь тем, кто платит им зарплату.

Бары, дискотеки и рестораны. Фактически каждый бар или ресторан в Москве платит дань "частным защитникам". Один западный специалист, который работал в нескольких барах, утверждал: "Существует "крыша", которая приходит раз в месяц и забирает 5-10% от выручки". Интересно, что, несмотря на широкую распространенность таких платежей, в Москве нет четко установленных границ территорий, находящихся под контролем тех или иных преступных группировок. О том, как работают "крыши", один западный менеджер сообщает следующее: "По крайней мере, дважды в год [в офис] приходит группа панков и спрашивает, есть ли у нас проблемы с безопасностью. Я звоню своему русскому партнеру, который затем звонит "крыше". "Крыша" обычно приезжает в течение 5 минут, потом они все выходят на улицу и беседуют. Обычно через 20 минут они жмут друг другу руки, и все исчезают, как будто ничего и не было". По мнению автора статьи, на данном этапе уголовное вымогательстве стало в России главным средством обеспечения безопасности бизнеса, в то время как законная власть милиции сильно ослабла.

Рынок иностранных автомобилей. Импортные автомобили поступают в Россию очень часто нелегальным образом. Американский юрист, работавший в Москве, так описывает одну из подобных схем: "Российские граждане, возвращаясь домой из США, должны сообщать данные своих паспортов американской фирме-экспортеру, контролируемой российскими предпринимателями. Автомобили затем прибудут в Москву, простонапросто не будут востребованы теми лицами, чьи имена значатся в документах. "Осведомленные" работники таможни заметят это и отправят контейнеры на склад для "безопасного хранения". В течение нескольких недель эти контейнеры обязательно станут "потерянными". На самом деле в этот момент машины будут отгружены из Москвы для перепродажи". Естественно, реализация таких схем невозможна, если бы не было продажных таможенников, стремящихся любыми способами повысить свои доходы.

Опасные ситуации в бизнесе

Далее Б. Де Джонг описывает те виды деятельности зарубежных бизнесменов в постсовесткой России, которые могут вызвать повышенное внимание криминальных элементов.

Крупные сделки с наличными деньгами. В России преступники чаще всего обращают внимание на те фирмы, которые работают с наличными. Именно через них преступники могут перекачивать огромные суммы, не опасаясь милиции и налоговых органов. Впрочем, в этом Россия не отличается от любого крупного города типа Лос-Анджелеса или Нью-Йорка.

Незаконная деятельность фирм. "В России, - пишет Б. Де Джонг, - вымогатели сильно полагаются на то обстоятельство, что большинство фирм прибегают к незаконному уклонению (evade) от налогов". Например, в розничной торговле часто используют два кассовых аппарата. На аппарате зарубежного производства, не лицензированном в России, ведут полный учет, однако на вопросы налоговиков заявляют, что его используют лишь для внутреннего бухучета. Рядом с этим современным аппаратом ставят советский кассовый аппарат "ОКА", который легко переделать так, чтобы он откидывал последний знак, регистрируя лишь 1/10 реальных продаж. В результате 90% всех счетов так и не будут официально учтены. Знание подобных махинаций - сильное оружие в руках бандитов, которые могут регулярно вымогать дань у мошенничающих бизнесменов в обмен на защиту и молчание.

Недостаток разумной предосторожности. Очень опасен для западного предпринимателя начальный момент его коммерческой деятельности, когда велик риск нарваться на нерадивого партнера или на откровенного мошенника. "Еще совсем недавно, - отмечает Б. Де Джонг, - в России было просто невозможно встретить "достаточно старательную" (due diligence) фирму или человека". Сегодня ситуация изменилась, есть возможность получить от международных банковских фирм содержательную рекомендацию по поводу каких-либо русских фирм или предпринимателей. И все же сохраняется риск натолкнуться на воров или аферистов, особенно если возникает желание сэкономить на изучении истории коммерческой деятельности будущего партнера.

Использование услуг криминальных элементов. Самое тяжелое условие бизнеса в России - это слабая правовая защита. В частности, в развитых странах наличие "плохих" долгов (bad debt) в порядке вещей, подобные ситуации успешно разрешаются без особых неудобств. В России же взыскание просроченных долгов может привести к близкому знакомству с бандитами. Впрочем, хотя среди западных бизнесменов в Москве часто говорят о "черных судах", организуемых мафиозными покровителями для возвращения долгов и разрешения спорных ситуаций, никто не слышал, чтобы кто-нибудь действительно пользовался их услугами. Те бизнесмены, которые оказываются в сложной ситуации, вынуждены реально рассчитывать на самих себя и своих друзей.

По мнению западных предпринимателей, мелкие сделки для русской мафии недостаточно прибыльны, чтобы участвовать в них, а крупный бизнес решает свои проблемы при помощи собственной "мафии" (служб безопасности) и адвокатов, не прибегая к услугам бандитов.

Как избежать контактов с русской мафией

"Несмотря на присутствие криминальных элементов, большинству западных фирм удается защитить себя от их преследования". Автор статьи указывает на некоторые приемы, позволяющие зарубежным предпринимателям избегать неприятных встреч с русскими бандитами.

Преимущества больших компаний. Чем крупнее компании, тем менее они подвержены криминальному влиянию. Крупным фирмам легче получать информацию, у них есть собственные службы безопасности.

Присоединение к местному деловому сообществу. В России важно налаживать и поддерживать близкие отношения с местными фирмами и бизнесменами, имеющими одинаковые интересы. Некоторым западным компаниям уже удалось вписаться в российские сети деловых отношений и изрядно преуспеть ("Мак-Дональдс", "Марс").

Маскировка офисов. "Ваш офис - ваше убежище", и чем труднее бандитам его найти, тем сложнее им будет доставлять проблемы. Поэтому большинство западных фирм, действующих в Москве, не имеют ярких уличных вывесок. Часто они снимают офисы в крупных деловых комплексах, имеющих единую службу охраны.

Поддержка местных милицейских властей. Некоторые компании прибегают к прямому сотрудничеству с местными правоохранительными органами. Один ресторан, например, предоставил половину своего задания местному отделу милиции, так что посетители проходят в него мимо дежурных милиционеров. Такое сотрудничество позволяет добиться высокой отдачи от расходов западных фирм на защиту своей безопасности.


(1) Составлено по: De Jong B. Coping with Crime in the New Russia.