Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №5-2 //
   "Криминальная глобализация экономики.
   Часть II. Криминальное мировое хозяйство как система".

Афганский опиум при талибах и после них(1)
(сводный реферат)

Общеизвестно, что раздираемый военными конфликтами Афганистана превратился в 1980-е гг. в ведущего поставщика нелегального героина для всей планеты. Мало замеченным, однако, оказался интересный эпизод, когда талибы смогли резко сократить культивирование опиума и тем самым сильно уменьшить международный наркобизнес. Материалы исследования экспертов UNDCP (United Nations Drug Control Programme), опубликованные в феврале 2002 г., показывают, что свергнувшие талибов американские войска невольно оказались союзниками дельцов наркоэкономики.

Подобно тому как в мировом масштабе львиная доля производства наркокультур сконцентрирована в каком-нибудь десятке стран, основную долю афганского опиума дают всего пять провинций - Гельманд (Helmand), Орузган (Oruzgan) и Кандагар (Qandahar) на юго-западе страны, Нангархар (Nangarhar) и Кунар (Kunar) на востоке. Две из них, Гельманд и Нангархар, обеспечивают ? всего производства опиума в Афганистане.

Развертыванию опиумной наркоэкономики в первой половине 1990-х гг. способствовала ситуация анархии, когда местные полевые командиры могли добывать деньги любыми способами, в том числе и за счет наркоторговли. Ситуация стала меняться, когда на смену моджахедам пришли талибы.

Основные районы выращивания опиума контролируются талибами с 1996 г. Долгое время для них наркоэкономика, как ранее для моджахедов, являлась основным источником доходов. По оценкам, талибы получали от производителей и скупщиков опиума ежегодные доходы порядка 20-40 млн долл., взимая с них 10%-ный исламский налогзакят. Чтобы избежать конфликтов с поставщиками героина из "Золотого треугольника", "Талибан" договорился с "коллегами" по бизнесу о разделе рынков сбыта: афганский героин шел в Европу, а бирманский - в США. Заставляя афганских крестьян выращивать опиумный мак, талибы, однако, строго запрещали употреблять какие-либо наркотики (даже гашиш)(2).

Таблица 1. Оценки площадей, занятых в Афганистане посевами опиумного мака

Годы 1994 г.1995 г.1996 г.1997 г.1998 г.1999 г.2000 г.2001 г.
Площадь, га 71.47053.75956.82458.37963.67491.58382.5157.606

Поворот в политике талибов наметился уже в 1999 г., когда они издали декрет об уменьшении посевов опиумного мака на 1/3 за 1999-2000 гг. Это решение было, видимо, ответом талибов на согласие UNDCP финансировать проекты альтернативного развития при условии свертывания наркопроизводства. Однако реальное сокращение оказалось менее заметным.

Затем талибы стали действовать еще решительнее. В июле 2000 г. мулла Оман, духовный лидер талибов, выпустил декрет, полностью запрещающий выращивание опиумного мака. Строгое выполнение принятого решения привело к сокращению посевов опиума всего за год более чем в 10 раз (Таблица 1). В августе 2001 г. мулла Омар продлил запрещение посевов опиумного мака и на следующий сельскохозяйственный сезон 2001/2002 гг. Казалось, что в борьбе с производством опиума в Афганистане (Таблица 2) произошел решительный перелом.

Таблица 2. Производство опиума в Афганистане, метрических тонн

Оценка2001 г.2000 г.1999 г. 1998 г. 1997 г.1996 г.
правительства США743.6562.8612.3402.1842.099
UNDCP-3.2764.5812.1022.8042.248

После американской операции в конце 2001 г. по свержению режима талибов страна снова оказалась в состоянии многовластья, переходящего в безвластье. Хотя в январе 2002 г. переходная администрация Афганистана издала новый запрет на выращивание опиума, крестьяне вновь стали засевать поля опиумным маком.

В феврале 2002 г. по инициативе UNDCP Country office for Afghanistan было проведено полевое исследование для прогноза о ближайших перспективах развития наркоэкономики в стране. Для этого обследовалась выборка из 208 деревень, расположенных в тех пяти провинциях, которые дают основную долю урожая опиумного мака.

Исследования показали, что в 2000 г., до запрета талибами выращивания опиума, в этих пяти провинциях было сосредоточено 84% всех опиумных посевов Афганистана. Произведя приблизительную оценку величины существующих посевов и исходя из средней за последние 8 лет урожайности опиумного мака (41 кг/га), эксперты сделали прогноз урожая опиума в 2002 г.

Общие выводы таковы. В 2002 г. площадь земель засеянных опиумным маком, составляет от 45 до 65 тыс. га. Следовательно, в марте августе 2002 г, когда наступит время сбора урожая, будет получено 1.900 - 2.700 метрических тонн опиума. Сравнивая этот прогноз с оценками занятых под опиум площадей в 1990-е гг., можно сделать вывод, что наркоэкономика Афганистана вновь принимает те же объемы, что и при моджахедах. Высокие цены, которые предлагают бедным крестьянам скупщики опиума (Таблица 2), стимулируют засевать маком, как отмечено в некоторых из обследованных селений, до 70% обрабатываемых земель. Согласно некоторым оценкам, выращивание опиумного мака приносит афганским крестьянам в 3-6 раз больше дохода (при одинаковой площади посевов), чем обычный урожай зерновых.

Таблица 3. Цены на опиум в Афганистане, долл./кг

РегионыФевраль 2000 г.Ноябрь 2000 г.Февраль 2001 г.Сентябрь 2001 г.Ноябрь 2001 г.Декабрь 2001 г. Январь 2002 г.Февраль 2002 г.
Восточный43107214655402316423409
Юго-Западный3060162570350275407395

Таким образом, побочным результатом уничтожения режима талибов стало усиление в Афганистане безвластья и возрождение едва не уничтоженной наркоэкономики.


(1) Составлено по: Afghanistan Opium Poppy Syrvey 2002, Pre-Assessment (В настоящее время этот текст, ранее размещенный на сервере UNDCP, снят из Сети; с некоторыми его выводами можно ознакомиться по краткому релизу по адресу); DEA. Afghanistan country brief. Drug Situation Report. September 2001.

(2) О роли наркоэкономики в Афганистане при талибах см.: Контроль производства опиумного мака движением "Талибан" в Афганистане // Борьба с преступностью за рубежом (по материалам зарубежной печати). 1999. № 10. С. 7-11; Наркодоллары: "горючее" для глобального терроризма // Борьба с преступностью за рубежом (по материалам зарубежной печати). 2001. № 1. С. 13).