Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №5-2 //
   "Криминальная глобализация экономики.
   Часть II. Криминальное мировое хозяйство как система".

Паразиты и хищники: повстанцы и оппозиционная экономика в Колумбии(1)
Cуарес А.Р.

В статье колумбийского политолога Альфредо Рэнгеля Суареса дается комплексная характеристика экономики колумбийских "наркопартизан", которые извлекают основные доходы от взимания "дани" с наркоторговцев и от похищений иностранцев. Следует отметить, что автор данной статьи занимает несколько одностороннюю позицию, утрированно подчеркивая негативные черты в деятельности повстанцев и не обращая внимания на объективные причины их движения, поддерживаемого значительной частью колумбийских крестьян(2).

Деятельность колумбийских повстанцев проникла во все аспекты общественной жизни страны. Леворадикальное движение, начавшееся 40 лет назад, привело к тому, что сейчас на Колумбию приходится около половины всех похищений людей в мире, промышленность страны полуразрушена, в стране высока миграция населения и "утечка" мозгов. Кроме того, за эти годы повстанцы укрепились не только политически, но и экономически. Открытость колумбийской экономики позволила повстанческим группам делать капитальные вложения не только в теневую, но и в официальную экономику колумбийского государства, создавая тем самым идеальный канал отмывания "грязных" денег. Грамотная политика колумбийских повстанцев позволила им за последние 20 лет стать в один ряд с наиболее могущественными криминальными организациями мира.

Повстанческие движения Колумбии

В Колумбии действуют две основные повстанческие организации: Революционные Вооруженные Силы Колумбии (РВСК) и Национальная Армия Освобождения (НАО)(3). РВСК изначально была организацией по самозащите крестьян, которая возникла спонтанно в 1950-е гг. в противовес государственному угнетению. Как повстанческая группа РВСК стали действовать с середины 1960-х гг. В это же время зародилась и НАО, которая была создана студентами, вдохновленными кубинской революцией и идеями Че Гевары.

1960-е - 1970-е гг. были периодом затишья, без особой активности повстанцев. Заметными их действия стали с начала 1980-х гг. РВСК увеличили свои ряды от 900 бойцов и 9 боевых фронтов в начале 1980-х гг. до 12-15 тыс. человек и 60 боевых фронтов к концу 1990-х гг., а НАО в течение того же периода выросла от 70 бойцов и 3 фронтов до 3,5 тыс. человек и 30 фронтов. Росло и влияние повстанцев: если в 1985 г. они контролировали только 75 из 100 тыс. муниципалитетов, то к 1998 г. распространили свое влияние на 600 муниципалитетов. Базы повстанцев расположены в сельской местности.

РВСК и НАО редко вступают в вооруженные конфликты между собой. Как правило, они воюют с государственными войсками и с более мелкими группами бандитов, подавляя их. Ежегодно, в результате этих конфликтов гибнут около 3,5 тыс. человек, причем 2/3 из них - это гражданское население. Число погибших на самом деле, видимо, больше, но часть жертв приписывают обычным криминальным разборкам или тщательно скрывают, умышленно улучшая статистику.

Особенно усилилась в последнее время военная деятельность КРВС. За последнее время ими было уничтожено множество государственных военных баз, увеличилось количество похищений людей.

Политическими требованиями этих повстанческих движений являются радикальные реформы, включая национализацию стратегических секторов государственной экономики и аграрную реформу. Многочисленные попытки членов правительства Колумбии договориться с повстанцами не увенчались успехом. РВСК и НАО продолжают наращивать свой военный потенциал и расширять территории своего влияния.

С начала 1980-х гг. эти движения систематически собирают "дань" с наиболее процветающих сфер экономики Колумбии. Все экономические агенты выплачивают повстанцам определенные налоги за безопасность своей деятельности. Отказ платить может закончиться похищением бизнесмена или членов его семьи. Впрочем, похищения, которым подвергаются ежегодно сотни людей, не обязательно связаны с неуплатой налогов, это еще и самостоятельный источник доходов. Кроме этого, повстанцы обогащаются за счет краж крупного рогатого скота, ограбления банков, контроля за переправкой наркотиков и других источников. Значительная часть собранных средств уходит на поддержание боевых фронтов и военной индустрии, проведение политических акций и "заработную плату" членам повстанческой администраций, освоение новых регионов и т.д. Около 80% всех доходов повстанцев вступают в процесс дальнейшего "отмывания" финансовых средств. В городах деньги вкладываются в малый или средний бизнес, а на национальном уровне в крупный, что позволяет повстанцам иметь стабильный источник доходов.

Экономика повстанцев

В отличие от официального правительства повстанческие группы не рассчитывают на международную поддержку. Они, в основном, полагаются на сборы средств внутри Колумбии. Эта деятельность подразумевает формирование параллельной администрации и вымогательство за защиту.

Главная слабость колумбийского государства - это слабость его влияния в отдаленных провинциях. Этим успешно пользуются повстанцы, заменяя своей властью власть государственной администрации. Тем самым экономика государства и экономика повстанцев, как бы сливаются в едином симбиозе. Теневая экономика становится неотъемлемой частью региональной - в такой степени, что грани между легальной и теневой экономикой стираются. Этот симбиоз, впрочем, может и не образовываться, когда теневая и легальная экономики развиваются параллельно.

В разных районах Колумбии влияние повстанцев различно, а следовательно, различны и экономические действия повстанцев.

В районах, где их влияние только устанавливается, повстанцы ведут политику устрашения (грабят, убивают, вымогают и т.д.)

В тех же районах, где их влияние установлено давно и прочно, деятельность повстанцев приобретает паразитический характер. Однако эта деятельность, к удивлению многих, имела очень неожиданные последствия. В некоторых регионах возник экономический бум, который стал полной неожиданностью для властей, что умело использовали повстанцы, установив на данных территориях свои правила игры и навязав свои собственные условия. К таким районам относятся приграничные территории страны, такие как Ураба и средние районы реки Магдалена, Арауга, Касанар и некоторые другие.

Особняком стоят регионы, расположенные вдали от центра и имеющие слабые экономические и административные связи с правительством Колумбии. В таких регионах повстанцы выполняют почти все функции государства. Именно в этих регионах влияние повстанцев уже стало традиционным. Основной род занятий в этих регионах - это выращивание коки и мака. Благодаря низкой плотности населения на этих территориях государственный контроль в практически невозможен. Отсюда и процветание наркобизнеса под покровительством повстанческих отрядов.

Доходы повстанцев

По мнению автора статьи, доходы повстанцев достигают 600 млн долл. в год (то есть около 1,5 млн в день), из этой суммы около 360 млн долл. приходится на РВСК. Чтобы правильно оценить этот показатель, надо отметить, что он втрое превышает доход "Banco de Columbia" (одного из крупнейших банков Колумбии), составляет ? доходов "Баварии" (крупнейшей колумбийской финансово-промышленной группы) и в 10 раз больше дохода "Celumovile" (крупнейшей мобильной компании Колумбии)(4).

Структура доходов колумбийских партизан показана в Табл. Почти половину годового дохода РВСК получают от контроля за переправкой наркотиков, более трети - от вымогательства, остальные от похищений людей, от краж крупного рогатого скота, от ограблений различных финансовых учреждений и некоторых иных доходов. НАО получает 60% своего годового дохода от вымогательства, более четверти - от похищений людей(5).

Таблица 1. Структура доходов колумбийских повстанческих движений

Источники доходовДоходы КРВС, в %Доходы НАО, в %
Контроль за переправкой наркотиков 486
Вымогательство (рэкет)3660
Похищение людей828
Кражи крупного рогатого скота66
Прочие2-

Далее автор статьи подробно анализирует источники доходов колумбийских партизан.

Контроль за переправкой наркотиков. Колумбийские повстанческие отряды нельзя считать наркокартелем в чистом виде, так как они не являются частью групп производителей или распространителей наркотиков, которые регулируют поставки и устанавливают цены на наркотики, и они не делят рынки. Тем не менее, РВСК смогли установить весьма совершенную систему взимания налогов с нелегального наркобизнеса. Взимание налогов требует контроля зв всеми фазами производства, от выращивания наркотиков до их конечной транспортировки.

Для очистки коки и получения чистого кокаина требуются необходимые химические материалы (серная кислота, эфир, ацетон и другие). На их получение установлены фиксированные налоги, размер которых зависит от силы влияния повстанцев в том или ином регионе. Крестьяне, выращивающие наркотики на мелких участках (менее 4 га), платят согласно размеру полученного урожая. Очистительные заводы платят "дань" пропорционально объему производству. На конечный продукт (кокаин) ставка налогов выше, чем на кокаиновую пасту (промежуточное звено между кокой и кокаином). Этот налог равен 10% стоимости наркопродукта. Транспортировка наркотиков из контролируемых зон по воздуху, на земле и по воде также облагается налогом. Кроме того, существует налог на содержание лабораторий по обработке коки и на перевозку чистого кокаина.

Подсчитано, что РВСК собирает налоги с 80% всего кокаинового производства в Колумбии, что дает около 140 млн долл. в год. Этот доход может и увеличиваться за счет подавления посредников, собственного производства коки, постройки собственных очистительных заводов, принудительной монополизации рынка наркотиков и некоторых других способов. Что касается НАО, то она участвует в наркобизнесе гораздо слабее - не по принципиальным соображениям, а потому что на контролируемых ею территориях выращивание коки распространено слабее.

Также необходимо отметить, что в последние годы РВСК оказывает существенную поддержку производству наркотиков и защищает крестьян, устанавливая минимальную зарплату за сбор листьев коки и минимальные цены на них. Кроме этого, партизаны устанавливают запреты на употребление наркотиков самими крестьянами, регулируют продажи спиртного, фиксируют минимальный размер урожая с кокаиновых плантаций.

В районах выращивания наркокультур повстанцы выполняют функции не только полиции, заставляя соблюдать установленные правила и арестовывая нарушителей, но и функции суда, разрешая споры среди местного населения. (от супружеских разногласий до вопросов частной собственности). Применяемые наказания - это, как правило, штрафы; за серьезные нарушения предусмотрена экстрадиция и даже смертная казнь. Успех в сборе налогов зависит, прежде всего, от достижения равновесия между страхом и одобрением у местного населения действий повстанцев, поэтому их деятельность в этом направлении требует очень аккуратных и взвешенных действий.

Вымогательство. Вымогательство - одна из основных форм паразитической деятельности повстанцев. Вымогательство распространено в тех районах, где повстанцы еще не установили полного контроля над регионом, но уже достаточно утвердили свой авторитет, что позволяет достичь консенсуса с жертвой вымогательства.

Этот вид преступной деятельности может быть и основой для похищений людей. Так бывает, если жертва отказывается платить, хотя необходимо ответить, что похищений гораздо меньше, чем случаев вымогательства. Это объясняется тем, что жертвы вымогательства выплачивают "дань" ежегодно или по частям в течение года (например, ежемесячно). Более или менее финансированные выплаты позволяют революционерам предусмотреть в бюджете доходы и необходимые расходы. В этом преимущество вымогательства над похищением, когда сумма зависит от переговоров и трудно предсказуема.

На рис. 1 показана динамика доходов колумбийской герильи 1990-х гг. от вымогательства и от похищений людей.

Рисунок 1. Динамика ежегодных доходов колумбийских повстанцев в 1990-е гг. от вымогательства (extortion) и похищений (kidnapping), млн долл.

Существует и такой вид вымогательства, как требование денег с землевладельцев. В относительно хорошо контролируемых районах повстанцы провели перепись населения (землевладельцев), которые заполнили анкеты - около 30 вопросов, включая вопросы о личных данных фермера (возраст, пол, размер семьи и положение в доме), размере земли, размерах урожаев, прибыли и количестве голов крупного рогатого скота. После этого был установлен фиксированный налог, индивидуальный для каждого фермера, в зависимости от доходов. Собирание налогов начинается с визита повстанцев, которые просят внести "добровольные взносы". Если они не получают согласия, то переходят к насильственным действиям против землевладельца, потом к повреждению его собственности, и инцидент может завершиться похищением фермера или убийством его родственников. Если собственник решает платить, он получает в ответ гарантии, что его жизни не будет ничего угрожать, а его собственность будет защищена, в том числе и от других вымогателей и воров. Таким образом, финансовые ресурсы обмениваются на защиту, которая зависит от продолжительности выплат.

Особый вид вымогательства - это вымогательство с добывающих отраслей, особенно с нефтяной. Подсчитано, что ежегодно повстанческие отряды получают от нефтяных компаний до 40 млн долл. Для НАО это основной источник дохода. Повстанцы делают ставку на то, что добыча нефти требует больших вложений в геологическую разведку, налаживание процессов бурения и транспортировки (постройка трубопроводов). Все эти особенности делают данную отрасль уязвимой. Нефтяные компании поэтому вынуждены платить фиксированный налог за безопасность своего производства: В случае, если они отказываются платить повстанцам, последние имеют множество способов получить деньги насильно. Для этого иногда достаточно похитить ключевых сотрудников (например, инженера) или конфисковать часть оборудования, вплоть до разрушения трубопроводов. В период с 1986 по 1996 гг. повстанцы 985 раз совершали нападения на нефтяную индустрию Колумбии.

Вымогательство не обошло вниманием и золотодобывающую промышленность. Здесь налог выплачивается ежемесячно, его размер зависит от размера компании. Если компания использует современное оборудование, то она и платит больше, нежели добытчики, которые используют устаревшее оборудование, а меньше всего платят старатели, добывающие золото вручную. Каждый год повстанцы получают от золотодобывающей промышленности до 10 млн долл.

Намного больше они получают от угледобывающей промышленности - до 120 млн долл. Здесь налоги зависят от веса добываемого угля и количества осей на грузовых машинах, перевозящих уголь. Повстанцы поддержали добычу угля отдельными энтузиастами, позже выросшими до кооперативов, и это дало повстанцем немалую общественную поддержку в регионах.

Революционеры обложили данью и индустрию транспорта. Те, кто пользуются транспортными путями (реками, дорогами), регулярно платят фиксированную сумму, а кто использует их разово, соответственно, вносят разовые платежи.

Где контроль повстанцев силен, существует система, при которой местная администрация полностью подчиняется повстанческим отрядам. Это достигается как путем подкупа, так и при помощи угроз. Благодаря этой системе революционеры имеют реальную власть в таких регионах. Так, компании, заключающие договоры с администрацией, обязаны платить налог в 10% от суммы контракта. Таким образом, повстанческие группы контролируют около 20% всех городских администраций в стране и получают от 5 до 10% всех денежных средств, идущих из бюджета Колумбии на социальную сферу.

Похищения людей. Сегодня около половины всех похищений людей в мире приходится на Колумбию. Больше половины этих похищений совершаются повстанцами, остальные организуются преступными группами.

Если в других странах революционеры похищают людей в целях борьбы с государством, то для колумбийских революционеров - это самостоятельный источник дохода. Для РВСК похищения людей - это третий по значению источник дохода после контроля над переправкой наркотиков и вымогательства, а для НАО - второй после вымогательства. НАО совершает похищений в 2 раза чаще, чем РВСК, при этом НАО похищает людей за год в 6 раз больше, чем имеет бойцов. Число похищений с середины 1990-х гг. устойчиво и резко растет, и в 2000 г. в Колумбии был отмечен "рекорд" - 3.706 официально зарегистрированных случаев (правда, отнюдь не все они на совести повстанцев).

Необходимо отметить, что социальный статус жертв похищений постепенно снижается. Теперь жертвой повстанцев могут стать не только зажиточные граждане, но и представители среднего класса.

За долгие годы повстанцы усовершенствовали свою деятельность в этой области почты до автоматизма. У них есть специалисты, работающие на каждом этапе этого процесса: выбор жертвы; изучение финансового состояния жертвы, дабы установить выкуп и способность платить; изучение степени его защищенности; его передвижения и распорядка дня, чтобы установить идеальное время и место захвата; решение практических вопросов содержание пленного, которое может продолжиться несколько месяцев и, наконец, переговоры и передача выкупа. Повстанцы значительно усовершенствовали механизм похищения, путем внедрения компьютеров и компьютерных технологий. Это позволило им получить доступ к документам правительственных учреждений, что облегчает выбор жертвы и получения информации о ней.

Переговоры по поводу выкупа - возможно, самый сложный этап в процессе похищения. У повстанцев есть специалисты в области переговоров, они не всегда юридически подкованы, зато имеют отличную психологическую подготовку.

В среднем сумма выкупа составляет 100 тыс. долл., а за иностранца - до 1,5 млн (каждый пятый похищенный - иностранец). Более 60% похищений совершены в районах, пользующихся вниманием туристов или имеющих стабильный источник дохода (богатые районы), это 6 из 24 провинций: Антикуа, Вал, Цезар, Кундикамарка, Салтандр и Северный Салтандр. 20% похищений приходятся на крупные города - Багота, Кали и Медельни. Подсчитано, что у революционеров в плену одновременно может находиться до 500 человек.

Следует упомянуть и о том, что похищения требуют и постоянных вложений на содержание пленных, плату за информацию, организацию непосредственного похищения людей и некоторые другие расходы.

Кражи крупного рогатого скота. Следующий источник дохода партизан - кражи крупного рогатого скота. Они могут осуществляться в различных формах: нападения на фермы; перехват транспорта, перевозящего крупный рогатый скот, и другие. Например, за 1994 г. повстанцы украли 125 тыс. голов крупного рогатого скота стоимостью около 60 млн долл. По оценкам экспертов, ежегодно фермерские хозяйства теряют до 1/3 их годового дохода от этой деятельности повстанцев. Более подвержены кражам районы вдоль северного побережья Колумбии и предгорье на Востоке - провинции Кордоба, Слир, Магдолена и Цезар вдоль побережья и Арика, Казамар и Мета на востоке.

Расходы повстанцев

Расходы повстанцев состоят, главным образом, из затрат на приобретение и содержание вооружения и боеприпасов, снабжение продовольствием бойцов и содержание собственной индустрии.

Особенно стоит отметить индустрию РВСК, которая стала производить вооружение собственных разработок. Повстанцы закупили оборудование, необходимое для данного производства, и построили собственные заводы. Поэтому сейчас они практически независимы от внешнего рынка оружия. В некоторых боях партизаны использовали даже бронетехнику собственного производства. Каждый боевой фронт имеет свой воздушный флот для повышения мобильности повстанческих отрядов.

В бюджете повстанческих отрядов есть и статьи расходов на социальные нужды: это пенсионные пособия для отставных повстанцев, финансовая помощь их семьям, оплата лечения раненных бойцов и некоторые другие.

Если абстрагироваться от затрат на социальные нужды, расходы повстанцев на содержание вооруженных сил составляют 70 млн долл. ежегодно, что равно 16% ежегодного дохода повстанческих отрядов.

Вложения повстанцев

Повстанческие отряды без сомнения, - один из важнейших субъектов в экономике Колумбии. На них приходится 300 млн долл. вложений в различные сферы экономики. Большая часть этих вложений идет в малый бизнес, таким образом финансируются малые предприятия, рестораны, закусочные, аптеки, бакалейные лавки и газовые станции. Такие вложения облегчают процесс отмывания денег и способствует установлению контроля на данных территориях.

В финансовых сделках отряды повстанцев используют, в основном, подставных лиц, причем разбивают общую сумму на множество маленьких и через множество подставных лиц осуществляют вложения. Другой путь отмывания денег - это когда повстанцы вынуждают средних и мелких бизнесменов принять их вложения, в обмен на долю в их бизнесе. В сельской местности повстанцы принудительно заставляют фермеров вступать в ассоциации с ними, образуя общий бизнес с общим доходом. Так, например, в Сигере и Антинезе землевладельцы половину всех хозяйств ведут в партнерстве с НАО.

Такими способами, повстанческим отрядам за последние 15 лет удалось создать почти идеальную систему отмывания денежных средств, превосходящую по многим показателям аналогичную систему наркотических картелей. Помимо всего вышеперечисленного миллионы долларов лежат на счету повстанцев в различных банках, как в Колумбии, так и за границей. Часть собственности оппозиция приобрела за счет своей деятельности на фондовой бирже.

Макроэкономический эффект экономики повстанцев

Конечно, сумма денег, которую экономика повстанцев отнимает у национальной экономики Колумбии, не велика и составляет менее 1% колумбийского национального производства и менее 12% ежегодных вложений общества. Тем не менее, косвенное влияние экономики повстанцев на экономику Колумбии очень важно, так оно распространяется на 4% национального производства, что составляет около 3,2 млрд долларов.

Очень ощутимо влияние повстанцев в сельской местности. Их влияние охватывает до 32% всего годового национального продукта от сельскохозяйственной сферы.

До того как экономика Колумбии стала открытой, преступная деятельность повстанцев не наносила большого ущерба. Но в открытой экономике, какая стала создаваться после 1980-х гг., дополнительные расходы не могут быть окуплены более высокими ценами, так как компании вынуждены вступать в конкуренцию с иностранными производителями.

В общем, прямое влияние партизан и порождаемая их действиями нестабильность оказывают значительное влияние на экономику Колумбии. Каждый год колумбийское общество тратит миллионы песо на личную безопасность, чтобы снизить риск нападений на людей и собственность. Часть общественных затрат составляют дополнительные расходы на содержание армии, чтобы сдержать распространение партизанских отрядов.

Неспособность государства гарантировать безопасность и справедливость обусловила инициативу самого населения. В частности, для уменьшения давления повстанцев на население создаются милицейские организации(6). Возможно, противодействовать преступной деятельности колумбийских повстанцев можно только коллективными усилиями.


(1) Составлено по: Suarez A.R. Parasites and Predators: Guerrillas and the Insurrection Economy of Colombia // Journal of International Affairs. Spring 2000. Vol. 53. № 2. Р. 577 - 601.

(2) С благожелательной позицией в оценке современного колумбийского повстанчества можно ознакомиться на русскоязычном сервере "Сопротивление".

(3) В оригинале статьи названия этих организаций даны по-английски: Colombian Revolutionary Armed Forces (в литературе ее обычно называют FARC - Fuerzas Armadas Revolucionariuas de Colombis) и National Liberation Army (ELN - Ejercito Popular de Liberacion).

(4) Подобная картина, когда подпольные организации оперируют огромными финансовыми средствами, отнюдь не уникальна. В литературе можно найти информацию, что ФАТХ - Движение освобождения Палестины имеет годовой бюджет в 7-8 млрд долл. (это вдвое больше, чем ВНП Иордании), крупным экономическим предприятием стала и ирландская ИРА (Хорос В. "Крона", "корни" и "климат" терроризма // Мировая экономика и международные отношения. 2002. № 3. С. 48).

(5) Есть и несколько иные оценки доходов колумбийских повстанцев. В частности, 10 мая 1998 г. в "Portafolio" была опубликована информация, согласно которой их доходы в 1991-1998 гг. составляли 2,4 млрд долл., причем от наркоторговли - 44,5%, от грабежей и вымогательства - 27,4%, от похищений - 21,9% (См.: Vargas Weza R. Antidrogen-Strategie Antidrogen-Strategie, Luftbespruhungen von illegalen Pflanzungen und deren Auswirkungen auf Gesellschaft, Umwelt und Politik in Kolumbien. 1999).

(6) Автор статьи умалчивает, что различные полувоенные организации самообороны (paramilitary) действуют в Колумбии довольно давно, приобретя нелестную славу "черных эскадронов", прибегающих к насилию отнюдь не реже повстанцев и тоже имеющих связи с наркомафией.