Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №5-2 //
   "Криминальная глобализация экономики.
   Часть II. Криминальное мировое хозяйство как система".

Нелегальная миграция и рациональное поведение: моделирование рынка нелегальной миграции(1)
Х. Энторф

Хорст Энторф (Вюрцбургский Университет) является одним из ведущих специалистов Германии по экономической теории преступности. В данной статье он излагает основы экономико-математического моделирования нелегальной миграции как особой разновидности рациональной преступной деятельности.

Экономические факторы - одна из основных движущих сил нелегальной миграции. Когда политическая ситуация, социальные и экономические трудности на родине заставляют людей покидать свою страну, то направление переселения и количество переселенцев определяются разницей в экономическом состоянии страны, которую покидают, и страны, куда пытаются переселиться. Многое зависит также от иммиграционного законодательства, потенциальной возможности обнаружения, санкций и показаний в случае такового.

Выбор между потенциальными экономическими выгодами от нелегальной миграции, с одной стороны, и возможным издержками санкций, с другой стороны, проанализирован в более общей экономической теории преступности, впервые рассмотрен в знаменитой статье Г. Беккера(2). В данной статье предпринята попытка определить, смогут ли общие принципы экономической теории нелегального образа жизни пролить свет на проблему нелегальной миграции.

Исследование Х. Энторфа основано на предположении, что нелегальные мигранты реагируют на экономические стимулы. Факторами государственной политики, которые изменяют издержки нелегальной миграции, являются расходы на усиление границ, внутренний контроль и санкции против нарушителей (включая санкции против работодателей, которые принимают на работу нелегальных мигрантов).

Рациональный выбор и минимизация социальных издержек

Экономическая принципы анализа проблемы. Согласно концепции рациональной преступности Г. Беккера, нелегальные мигранты - такие же люди, как и любые другие, они являются рациональными (с экономической точки зрения) максимизаторами своего благосостояния.

Строго говоря, само слово "преступление" не совсем подходит к тому случаю, когда речь идет о большом количестве переселенцев, которые легально или нелегально покидают свою страну из-за этнических чисток и кровопролитий (можно вспомнить волны иммиграции из бывшей Югославии, юго-восточной Турции, Алжира). Конечно, войны и политические ограничения - это внешние факторы, влияющие на нелегальную миграцию. Однако мигранты реагируют и на экономические стимулы. Что же может быть сделано демократическими правительствами стран Запада для контроля над иммиграцией и как они могут справиться с нежелательной нелегальной иммиграцией?

Стимулы въезда в страну определяются ожидаемыми возможностями получения нелегальных доходов. Ожидаемый доход, однако, зависит вероятности быть обнаруженным и наказанным. Изучая эту проблему, А. Ян и Т. Штраубхаар(3) отметили, что иммиграционное законодательство может быть применено либо на границе, либо внутри страны. В первом случае речь идет о том, насколько строго соблюдается легальность въезда. Во втором случае имеется в виду интенсивность проверок легальности проживания или работы (например, путем выборочных проверок и рейдов). Оба вида деятельности влияют на вероятность р обнаружения нелегальных мигрантов.

Суровость наказания f также сдерживает потенциальные попытки въезда в страну. "Наказание" нелегальных переселенцев может быть различным. Это может означать их "выдворение" с целью возврата в те экономические условия, от которых они стремились спастись, в результате чего будут потеряны все затраты, истраченные на переселение. "Наказание" может также означать отсутствие (или сокращение) социальной помощи в случае болезни или запрещения детям иностранцев посещать государственные школы (такой проект обсуждается в Калифорнии). Регулирование степени наказания включает также штрафы лицам, оказывающим незаконную помощь переселенцам при въезде в выбранную ими страну, а также штрафы работодателям страны переселения, которые пользуются бедственным положением переселенцев и эксплуатируют их труд.

Размер затрат на сдерживание путем меняется по мере изменения как р (штат пограничников, полицейские для внутреннего контроля, судебные издержки), так и f (обнаружение приводит к увеличению расходов на временный арест и на высылку нелегальных мигрантов туда, откуда они приехали).

Таким образом, возникает экономическая проблема: увеличение р и f приводит к уменьшению нелегальной миграции, но для ее сдерживания необходимы дополнительные расходы. Предотвращение каждого правонарушения невозможно вследствие неприемлемо высоких расходов на тотальный контроль. С другой стороны, бесконтрольная граница стран Шенгенского соглашения также обходится слишком дорого по ряду причин. Таким образом, должен быть найден социально приемлемый оптимум между этими двумя крайностями. Экономический метод сводится, таким образом, к решению проблемы: сколько нелегальных мигрантов должно получить разрешение, а сколько перейдут границы и будут работать нелегально?

Кроме того, оптимизация политики контроля за миграцией требует решения вопроса об оптимальном распределении ресурсов. Необходимо решить, тратить ли ограниченные правительственные денежные средства на борьбу с нелегальной иммиграцией или лучше использовать их на другие цели (например, на строительство новых школ).

Рациональный выбор нелегальной миграции. Согласно экономической теории преступности, как писал Г. Беккер, "некоторые люди становятся преступниками не потому, что их базовая мотивация отлична от мотивации других людей, а потому, что у них иная оценка затрат и результатов"(4). Люди действуют с точки зрения максимизации ожидаемой экономической выгоды, и эта экономическая выгода - положительная функция дохода.

Потенциальный нелегальный переселенец ожидает доход Е [U] от нелегального въезда:
E[U] = p U(Y-f) + (1 - p)U(Y),
где U( ) - индивидуальная функция полезности по Нейману - Моргенштерну,
р - вероятность быть пойманным и наказанным,
Y - потенциальный денежный доход (или его денежный эквивалент) от нелегальной миграции,
р (Y - f) - ожидаемые потери от миграции в случае поимки и наказания.

Эта функция может остаться положительной, если возможности потенциального нелегального дохода высоки.

Совершенно очевидно, что увеличение р или f или обоих факторов уменьшает ожидаемый результат. Если предположить, что выгода совпадает с доходом, то получается следующий результат:
E[U] = Y - pf.

Будет ли принято индивидуальное решение о миграции или нет, зависит от разницы между ожидаемой выгоды от нелегальной миграции и фактической выгодой пребывания (работы) в той стране, где живет потенциальный мигрант. Если разница выше нуля, то индивидуум попытается въехать нелегально. Чем меньше р и f, тем больше количество нелегальных мигрантов.

Минимизация социальных потерь вследствие нелегальной миграции. Согласно экономической теорией преступности, необходимо выбирать такие политические средства, которые минимизируют социальные (чистые) издержки от нелегальной миграции. Политика заключается в манипулировании вероятностью обнаружения р и характером "санкций" f. Социальные потери состоят из двух основных компонентов - "прямых социальных расходов" (D), и "непрямых социальных расходов" (С):
L = D (p, f) + C (M).

Непрямые социальные расходы состоят из потенциальных потерь доходов от налогов. Работодатели и нелегальные мигранты договариваются о том, "чтобы в государственную казну не попал их кусок пирога"(5). По той же причине уменьшится финансирование системы социальной защиты, когда количество нелегальных рабочих возрастет. Третий компонент издержек связан с более высоким уровнем преступности. Нелегальные мигранты - это, главным образом, молодые люди мужского пола. Поскольку именно эта группа имеет наиболее высокий уровень преступлений, то увеличится ущерб от преступности.

Прямые расходы D увеличиваются непосредственно с ростом р и f. Хотя более высокий уровень устрашения увеличивает прямые расходы, он понижает непрямые расходы за счет сдерживания потенциальных мигрантов.

Оптимум политики сдерживания нелегальной миграции, таким образом, может быть интерпретирован в обычной неоклассической манере. Увеличение р и f, чтобы избежать нелегальной миграции, увеличивает предельные затраты сдерживания и уменьшает предельный доход. Оптимум будет достигнут тогда, когда предельные расходы на усиление контроля сравняются с предельными доходами. На основании этих аргументов можно сделать вывод, что расширение дорогостоящего сдерживания после достижения точки оптимума не имеет смысла, и было бы неразумным пытаться полностью ликвидировать нелегальную миграцию.

Что влияет на оптимум? Есть много внешних по отношению к миграционной политике факторов, которые могут изменять кривые предельных издержек и выгод таким образом, чтобы изменится и оптимальная степень сдерживания и соответствующие показатели миграции. Например, уменьшая бремя налогов работодателей, можно изменять непрямые расходы С так, что будет меньше мотивов брать на работу нелегальных мигрантов вместо отечественных неквалифицированных рабочих. В результате уменьшится оптимальное сдерживание и соответствующие оптимальные социальные расходы.

Рынок нелегальной миграции

Применение традиционной теории нелегальной жизнедеятельности объясняет, как уровень нелегальной активности зависит от взаимодействия государственной политики (степени сдерживания) и (потенциальных) нелегальных мигрантов. В этом методе, однако, не учтено взаимодействие с отдельными членами (гражданами, избирателями) данного общества.

Отношение избирателей к нелегальным мигрантам зависит от существующего уровня нелегальной миграции в стране. Если приток увеличивается, то усиливается недовольство, и политическое давление заставит политиков бороться с нелегальной миграцией. Такое положение уменьшает возможности нелегальной миграции, так как снижается ожидаемая выгода, и спрос на нелегальную миграцию упадет.

А. Эрлих(6) использовал подобные аргументы, чтобы включить спрос в общую экономическую теорию преступности. Возможности возникновения преступления определяются господствующим в данном обществе отношением к преступности.

Для анализа нелегальной миграции можно использовать следующую модель рынка. Параметр q на рис. 1 - это количество нелегальных мигрантов, приходящихся на каждого гражданина; параметр п - удельные выгоды и издержки, приходящиеся на каждого гражданина. Кривая предложения SS зависит от измеренной в деньгах ожидаемой выгоды нелегального мигранта:
M = Wi - Wh - c - pf,
где Wi - зарплата за нелегальную работу в стране переселения;
Wh - низкая (возможно нулевая) зарплата на родине нелегального мигранта;
с - транспортные расходы (включая стоимость подготовки, поиска информации и оплаты лиц, оказывающих незаконную помощь);
pf - ожидаемая величина санкций.

Если ожидаемый доход от нелегальной миграции увеличивается, то количество мигрантов растет, как показано кривой спроса на рисунке.

Рисунок 1. Рынок нелегальной миграции.

Функциональная форма кривой спроса на рынке нелегальной миграции определяется степенью терпимости к нелегальной миграции со стороны граждан данного общества. Индивидуальный "спрос" на нелегальную миграцию отражен кривой dd. Она показывает, что увеличение нелегальной миграции приводит к усилению противодействия граждан, поскольку по мере ее увеличения сокращается выгода граждан (N): хотя они получают выгоду от экономии расходов отечественных предпринимателей на зарплату, но увеличивающаяся конкуренция со стороны нелегальных мигрантов заставляет их соглашаться на более низкооплачиваемую и более рискованную работу.

Однако пересечения dd и SS недостаточно, чтобы описать рыночное равновесие, так как отдельные граждане не учитывают интересов общественного благосостояния. Нелегальные мигранты нарушают законы и предписания и разрушают надежность судебных систем, подрывают доверие к власти и авторитету конституционных институтов(7). В этом случае начинают действовать (оптимальные) государственные затраты по усилению применения закона и ожидаемые санкции pf.

В модели рынка нелегальных мигрантов Т = pf можно рассматривать как "налог" на нелегальную миграцию. Таким образом, усиление борьбы с нелегальной миграцией означает, что "частный спрос" уменьшится за счет pf, и кривая DD покажет "общественный спрос".

Рынок находится в состоянии равновесия, если количество мигрантов, приходящихся на каждого законного гражданина таково, что ни потенциальные нелегальные мигранты, ни законные граждане, ни правительство не считают необходимым регулировать их образ жизни (на графике это q*). Такая модель означает, что нелегальная миграция - "нормальный" социальный факт. Нелегальная миграция стабилизируется, так как взаимодействие между спросом и предложением рабочей силы и выбор оптимального правоприменения в социальной области приведет к тому, что определенный уровень нелегальной миграции останется оптимальным с социальной точки зрения.

Выводы

Предложенная модель дает анализ одновременного взаимодействия мигрантов, граждан, работодателей и правительства. Дальнейшее исследование должно охватить, по меньшей мере, два фактора. Во-первых, эмпирическое исследование должно проверить гипотезу сдерживания нелегальной миграции. Так как в разных странах накоплен различный опыт, есть неплохие возможности получения надежного эмпирического доказательства. Во-вторых, предметом изучения должны стать пока неучтенные межвременные аспекты модели. Перспективы развития общества определяются его запасом человеческого капитала. Тогда некоторые элементы образа жизни нелегальных мигрантов, являющиеся причиной расходов в ближайшем будущем, могут стать в конце концов источником доходов.


(1) Составлено по: Entorf H. Illegal migrants and rational behaviour: Modelling the market for illegal migration, mimeo, Universitat Wurzburg, Juli 1998; Entorf H. Rational Migration Policy Should Tolerate Nonzero Illegal Migration Flows: Lessons from Modelling the Market for Illegal Migration. W.E.P.-Discussion Paper № 23. August 2000.

(2) Беккер Г. Преступление и наказание: экономический подход // Истоки. Вып. 4. М.: ГУ-ВШЭ, 2000. С. 28 - 90.

(3) Jahn A., Straubhaar Т. A Survey on the Economics of Illegal Migration. Mimeo. Europa Kolleg Hamburg and Universitaet der Bundeswehr Hamburg. 1998.

(4) Беккер Г. Ук. соч. С. 38.

(5) Jahn A., Straubhaar Т. Op. cit. P. 17.

(6) Ehrlich I. Crime, Punishment and the Market for Offenses // Journal of Economic Perspectives. 1996. Vol. 10. P. 43-67.

(7) Jahn A., Straubhaar Т. Op. cit. P. 3.