Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №5-1 //
   "Криминальная глобализация экономики.
   Часть I. Контрабанда - ведущий международный криминальный промысел".

КОНТРАБАНДА - ТЕНЬ НА ДНЕ ПРОПАСТИ МЕЖДУ БОГАТЫМ СЕВЕРОМ И БЕДНЫМ ЮГОМ
Ю.В. ЛАТОВ, кандидат экономических наук (ТФ ЮИ МВД РФ)

Во второй половине XX в. глобализация охватила как легальные, так и нелегальные экономические отношения. Поскольку теневые отношения по своему масштабу во многом сравнимы с легальными, то главная глобальная проблема современности - противоречие между "богатым Севером" и "бедным Югом" - должно быть исследовано не только в легальной, но и в нелегальной сферах.

Товаропотоки идут в обе стороны, и с Юга на Север, и с Севера на Юг (рис.1). Выгоды и издержки от контрабандных операций при современном уровне исследования данной проблематики можно оценить скорее на качественном, чем на количественном уровне. Определенную выгоду извлекают, как правило, экономические субъекты обеих сторон (табл. 1), причем, видимо, и в этой сфере большая доля чистой прибыли достается развитым странам. Однако в соответствии с законом снижающейся предельной полезности для бедных стран "третьего мира" получаемая ими относительно небольшая выгода является более ценной, чем более крупные суммы доходов богатых развитых стран.

Рисунок 1. Товаропотоки нелегальной международной торговли.

Таблица 1. Чистые потери и выгоды от контрабанды.

Основные типы контрабандыЭкономические субъекты развивающихся стран Экономические субъекты развитых стран
ИндивидыФирмыГосударствоИндивидыФирмыГосударство
ЛегальныеНелегальныеЛегальныеНелегальные
НаркотиковВыгодыСкорее выгодыВыгоды Скорее выгодыПотериНе участвуютВыгодыПотери
ОружияПотериПотериВыгодыСкорее потериНе участвуютВыгодыВыгодыСкорее выгоды
Природных ресурсовВыгодыПотериВыгодыСкорее потериНе участвуютСкорее выгодыНе участвуютНе участвует
Обычных потребительских товаровВыгодыПотериВыгодыПотериНе участвуютВыгодыВыгодыПотери
Культурных ценностейВыгодыНе участвуютВыгодыПотериВыгодыВыгодыВыгодыСкорее потери

Рассмотрим подробнее, как влияет противостояние Севера и Юга на закономерности развития двух крупнейших глобальных нелегальных рынков - рынков наркотиков и оружия.

Международный наркобизнес - товары Юга для Севера

Общая характеристика наркобизнеса. Наркобизнес имеет принципиальное отличие от иных мафиозных производств. На рынках других запрещенных товаров и услуг (например нелегальных правоохранительных услуг) производство и потребление совмещены в пространстве и сосредоточены в основном в относительно развитых странах. С наркотиками растительного происхождения ситуация иная: сырье находится почти исключительно в развивающихся странах, а потребители - преимущественно в развитых. Поэтому наркобизнес изначально обречен на интернационализм, глобализацию. Скупив первичное сырье у крестьян "третьего мира", наркомафия должна организовать не только его переработку в конечный продукт, но и доставку товара к потребителям (часто на другой континент). "Сейчас преступные организации могут считаться национальными на поприще наркобизнеса лишь по рынкам сбыта, которые они эксплуатируют, - пишет российский криминолог А.С. Никифоров. - В целом же они действуют в международном масштабе. Международной является прежде всего структура наркобизнеса, осуществляемого по условиям международной же экономической конъюнктуры"(1).

Одними из первых на путь международного наркобизнеса вступили еще в 1920-е годы американские гангстеры еврейского происхождения. В 1923 г. килограмм героина, купленный людьми А. Ротштейна ("крестного отца" еврейской мафии в Америке) в Европе или на Дальнем Востоке за 2 тыс. долл., продавался в США примерно за 300 тыс.(2). В 1940-1950-е гг. этот бизнес перешел в руки "Коза Ностра".

Во время Второй мировой войны и в послевоенные десятилетия наркобизнес переживал застой и даже спад; однако он стал расцветать на рубеже 1960-1970-х гг. под влиянием "молодежной революции". Первыми на путь массовой наркотизации вступили США: если в 1936 г. в США число наркоманов не превышало 60 тыс., а к 1964 г. даже упало до 48 тыс., то за 1969-1971 гг. оно скачкообразно подпрыгнуло с 69 до 560 тыс.(3). Позже волна массовой наркомании докатилась до Западной Европы и отчасти до Японии.

Новый преступный промысел породил новые преступные организации (например колумбийские наркокартели), которые базировались в развивающихся странах и изначально действовали в международном масштабе. Старые мафиозные организации также сменили ведущий промысел.

Таблица 2. Мировые наркорынки во второй половине 1980-х гг.*

Характеристики рынковОпиаты (опиум, героин)Кокаин, крэкПроизводные конопли (марихуана, гашиш)
Объем производства, в розничных ценах (1987 г.)71 млрд долл. (50 %)27 млрд долл. (20 %)52 млрд долл. (30 %)
Основные центры производства первичного сырья "Золотой треугольник", "Золотой полумесяц""Андский треугольник"По всему миру
Основные центры переработкиИталия, Юго-Восточная АзияКолумбияПо всему миру
Группы потребителейГородская беднотаОчищенный кокаин - для среднего класса, крэк - для бедныхВсе социальные и этнические группы, особенно молодежь
Величина потребления в США30 млрд долл.
(500 тыс. потребителей)
(4-8 млн потребителей)40 млрд долл.
(20 млн потребителей)
Величина потребления в Западной Европе40 млрд долл.
(700 тыс. потребителей)
- 10 млрд долл.
Уровень розничных цен в США40 долл. за дозу (0,25 г)40-60 долл. за дозу очищенного кокаина (0,5 г), 10-30 долл. за дозу крэка (0,25 г)60-130 долл. за унцию марихуаны (примерно 30 доз).
Основные преступные сообщества, контролирующие рынокСицилийская мафия, триадыКолумбийские картели Медельина и КалиОстрая конкуренция.

* Составлено по: Cooper M.H. The business of illicit drugs // Editorial research reports. 1988. № 20; Корнев В.И. Послесловие к кн.: Шнайдер Б. Золотой треугольник. М.: Наука, 1989. С.309; Кувра Ж.-Ф., Плесс Н. Тайное лицо мировой экономики. (Реферат.) М.: ИНИОН, 1990. С.4-6.


Освоение наркобизнеса не всегда происходило успешно. Так, американская "Коза Ностра" в 1960-1970-е гг. воздерживалась от слишком активного участия в опасном промысле. Когда после смерти в 1976 г. босса Карло Гамбино новые "крестные отцы" американской мафии стали проводить операции с наркотиками в нарастающем темпе, американцам так и не удалось вернуть былую власть в наркобизнесе. В результате в 1980-1990-е гг. "Коза Ностра" не только не доминировала в мировом наркобизнесе, но и была вынуждена считаться с конкурирующим присутствием в США зарубежных коллег-соперников - главным образом, из стран периферийного капитализма(4).

Таблица 3. Мировое производство наркотиков, т.*

Наркопроизводство1986 г. 1987 г.1988 г.1989 г.1990 г.
ОПИУМ
Всего1595-25251930-30502433-330842094074-4734
в том числе Афганистан400-500400-800700-800585500-800
в том числе Иран200-400200-400200-400300200-400
в том числе Пакистан160190-220190-220130118-128
в том числе Бирма770-1100925-12301065-150026252780
в том числе Лаос100-290150-300210-300375300-450
КОКА
Всего152-188 тыс.162-211 тыс.174-227 тыс.224 тыс.206 тыс.
в том числе Перу95-120 тыс.98-121 тыс.97-124 тыс.124 тыс.109 тыс.
в том числе Боливия44-53 тыс.46-67 тыс.57-78 тыс.66 тыс.64 тыс.
в том числе Колумбия12-14 тыс.18-23 тыс.19-24 тыс.33 тыс.33 тыс.
МАРИХУАНА
Всего9365-1320510930-1762515042-198705414652846
в том числе Мексика4000-60005970-713056554759047590
в том числе Колумбия2530-36303435-77605927-962528001500
в том числе Ямайка 1485-2025325-535340-470190190
ГАШИШ
Всего1150-13801060-12601185-138514901585
в том числе Ливан7206007009051000
в том числе Пакистан 200200200200200
в том числе Афганистан200-400200-400200-400300300

* Источник: Fonseca G. Economie de la drogue: taille, caracteristiques et impact economique // Revue tiersmonde. 1992. T. XXXIII. № 131. P. 496.


Проблема наркобизнеса есть обратная сторона проблемы отсталости "третьего мира". Развитые страны не дают развивающимся "занять место под солнцем", равнодушны к росту нищеты в "третьем мире". Выращивание наркокультур становится поэтому для бедных крестьян едва ли не единственным способом "свести концы с концами". В результате возникает ситуация, когда в ответ на "финансовую петлю", накидываемую развитыми странами, отсталые страны бьют их героиновыми, кокаиновыми и прочими "бомбами"(5) .

Современный транснациональный наркобизнес, окончательно сформировавшийся к 1980-м гг. (см. табл. 2), есть система производства, транспортировки и реализации трех основных наркопродуктов (героин, кокаин, производные конопли) для потребителей двух основных региональных рынков (США, Западная Европа) силами нескольких соперничающих олигополистических преступных "фирм" (сицилийская и корсиканская мафии, "Коза Ностра", триады, колумбийские картели Медельина и Кали и т. д.). Основные ареалы первичного производства были и остаются немногочисленными (табл. 3) - это "Золотой треугольник" (Бирма, Лаос, Таиланд, Южный Китай), "Золотой полумесяц" (Афганистан, Пакистан, Иран) и "Андский треугольник" (Перу, Боливия, Колумбия).

Соотношение пользующихся популярностью наркотоваров меняется. Например в США первоначально основным наркотиком был героин, в 1970-е гг. ведущая роль перешла к марихуане, в 1980-е гг. - к кокаину, а в 1990-е гг. героин стал постепенно возвращать лидирующие позиции. Табл. 4 показывает различия в структуре наркорынков США и Западной Европы по состоянию на начало 1990-х гг.: если первый был кокаиново-марихуаново-героиновым, то второй - героиново-кокаиново-гашишным.

Таблица 4. Структура наркопотребления в стоимостном выражении, 1993 г.*

РегионыГероин,%Кокаин,%Марихуана, %Гашиш,%Синтетические наркотики, %
США1442 3374
Западная Европа42287194

* Источник: Hardinghaus N.H. Die Entwicklung der internationalen Drogenwirtschaft // Internationalen Politik und Gesellschaft. 1995. № 1. S. 74.


Эволюция рынков каждого из трех основных наркопродуктов достаточно своеобразна, но в каждом случае прослеживается четкая закономерность: "вызовы" покупателей и правоохранителей из развитых стран всегда находили "ответы" продавцов из "третьего мира". Покупатели развитых стран инициируют спрос на наркотовары, а действия правоохранительных органов развитых стран превращают наркоэкономику "третьего мира" в систему сообщающихся сосудов - стоит "потушить" один наркоцентр, как немедленно формируются новые. Рассмотрим действие "закона сообщающихся наркоцентров" на материалах экономической истории наркотиков растительного происхождения второй половины XX в.

Героиновый наркорынок. В начале международного наркобизнеса был опий - получаемый из мака продукт, из которого затем выпаривают морфиновую основу, служащую, в свою очередь, основой для синтеза героина. В экономической истории криминального героинового бизнеса прослеживаются три этапа: первоначально центр наркопроизводства находился в Турции (1950-1960-е гг.), потом он переместился в Мексику (1970-е гг.), а затем в зоны "Золотого треугольника" и "Золотого полумесяца" (1980-1990-е гг.).

После Второй мировой войны основной поток шел из "Золотого полумесяца" (так называют горные районы Пакистана, Афганистана, Турции и Ирана) через Средиземноморье в страны Западной Европы и Америки. В 1950-1960-х гг. турецкая мафия скупала опиумсырец у крестьян и продавала полученную из этого сырья морфиновую основу либо корсиканским, либо сицилийским наркосиндикатам. В подпольных лабораториях на юге Франции из полуфабриката вырабатывали героин и везли его в США, оптовым покупателям из "Коза Ностра", кубинской и негритянской мафии. В 1957 г. на "конференции" боссов "Коза Ностра" в Апалачине было принято решение временно ограничить самостоятельную торговлю наркотиками, передав сицилийской мафии за долю в прибылях право ввоза героина в США и его оптовой распродажи.

В 1971 г. разразился кризис героинового наркобизнеса: под давлением США правительство Турции временно запретило выращивание мака в обмен на выплату крестьянам компенсации (это обошлось США "всего" в 35 млн долл.); одновременно были разгромлены французские лаборатории и арестованы главари корсиканцев. Поставки героина из Турции на время почти прекратились, но теперь его стали ввозить в США из Мексики.

Интересно отметить, что в Латинской Америке до ХХ в. посевов опиумного мака совершенно не было. Мексиканский опиум начали выращивать только в годы Второй мировой войны по инициативе американских наркоторговцев. В 1970-е гг. мексиканская опиумная мафия контролировала уже 3/4 героинового рынка США(6). По инициативе США мексиканское правительство стало осуществлять программу по химическому уничтожению маковых полей (опыление гербицидами с вертолетов). К 1977 г., по данным мексиканских властей, так было уничтожено 85% производимого героина; в результате в США цены на героин значительно возросли(7).

В это время в бизнес включились китайские триады, освоившие поставки героина в Америку и Европу из "Золотого треугольника" (горных районов на стыке границ Бирмы, Таиланда, Китая и Лаоса). Возделывание опиумного мака в этом регионе началось еще в ХIХ в. под контролем англичан, которые экспортировали опиум в Китай. В 1950-1960-е гг. наркопроизводство сконцентрировалось в горных районах Северной Бирмы - в Шанской и Каренской национальных областях. Первоначально производство опиума обслуживало в основном региональные потребности и контролировалось китайцами из отступивших в этот район армий гоминьдана. Во второй половине 1970-х гг. власть в "Золотом треугольнике" захватил Кхун Са, который вооружил многотысячную "объединенную армию Шан" и начал создавать новую международную сеть распространения героина.

В 1980-е годы вновь оживился Ближний Восток: именно за счет "героино-долларов" финансировались войны в Афганистане и Ливане. Поток из "Золотого полумесяца" после разгрома корсиканцев контролировала сицилийская мафия. "Все предприятие было организовано по принципу корпорации с выплатой дивидентов в размере 1600%, - описывает организацию героинового бизнеса 1980-х гг. американская экономистка-криминолог Э. Эндерсон. - По сути, мафия выпускала героиновые акции подобно компании на фондовой бирже. Работа была поделена между кланами. Одни добывали... с помощью турецкой мафии морфиновую основу. Другие держали непосредственную связь с поставщиками очищенного героина из Юго-Восточной Азии... Одни кланы руководили фабриками очистки, другие занимались транспортом, распределением, маркетингом и отмыванием денег"(8).

Американский героиновый рынок оказался поделенным примерно поровну между поставщиками из Юго-Восточной Азии (триады), с Ближнего Востока через Италию (сицилийская мафия) и из Мексики, причем поток из Европы постепенно мелел, а из Азии расширялся. Если в 1985 г. "Золотой треугольник" давал 15% поставок, то в 1989 г. уже более 40%, а в начале 1990-х гг. - 60%(9) (из Мексики в США шли оставшиеся 40%). В этот же период героиновый рынок сбыта стал активно расти за счет стран Западной Европы, которые полностью поглотили ближневосточный поток героина.

В 1990-е гг. начался новый этап эволюции опиумного бизнеса (рис. 2).

Во-первых, химики наркомафии освоили выпуск более высококачественного продукта (ранее героин потреблялся внутривенно, теперь же его можно просто вдыхать, как кокаин). В результате спрос на героин заметно (примерно на 1/3) вырос. Если раньше основными потребителями героина были маргиналы (например в США - обитатели негритянских гетто), то теперь к нему стали приобщаться средние слои и молодежь.

Во-вторых, начался очередной сдвиг в географии производства. В "Золотом треугольнике" лаборатории по очистке героина перебазировались в пограничную китайскую провинцию Юньнань(11), а бирманский наркокороль Кхун Са в начале 1996 г. сложил оружие и сдался властям. Ослабление роли "Золотого треугольника" с избытком восполнялось, однако, усилением "Золотого полумесяца": затяжная гражданская война в Афганистане превратила страну едва ли не в сплошную плантацию опийного мака(11).

В 1990-е гг. в героиновый бизнес включился "Андский треугольник", где ранее посевов опиумного мака не было. Реагируя на изменения цен, боссы колумбийских кокаиновых картелей начали возделывать новую в этих местах культуру, раздавая семена мака крестьянам в Колумбии, Боливии и Перу. Сицилийская мафия помогла колумбийцам проникнуть на героиновый рынок США в обмен на преимущественное право продажи кокаина в Европе(12). К началу XXI в. Латинская Америка стала новым центром героинового бизнеса - мелким в мировом масштабе, но достаточно крупным для обеспечения поставок героина на рынок США.

Рисунок 2. Динамика и структура мирового нелегального производства опиума за 1987-2000 гг., в т.


На примере героинового наркорынка наиболее четко видно, что мировой наркорынок функционирует как система сообщающихся сосудов. Поскольку выращивание опиумного мака возможно в нескольких регионах, то усиление силового давления в одних немедленно приводит к оживлению других. В результате противоборство наркокоролей и доблестных борцов с наркомафией превращается в бесконечную историю про нос и хвост: "вытянешь нос - увязнет хвост, вытянешь хвост - увязнет нос". В целом же объем героинового наркобизнеса отнюдь не сокращается, стабильно и число центров культивирования опиума на экспорт - дватри на всю планету.

Кокаиновый наркорынок. Кокаин, открытый в 1857 г., долгое время считался в развитых странах предметом роскоши и был популярен среди интеллектуальной богемы. Сырьем для него служат листья коки - кустарникового растения из Южной Америки, которое растет в горных районах как сорная трава. За пределами Андского региона коку почти не выращивают.

Экономическая история кокаинового наркобизнеса четко делится на три этапа: "эпоха Медельинского наркокартеля" (1970-е - начало 1990-х гг.), период доминирования наркокартеля Кали (первая половина 1990-х гг.), период "малых" наркокартелей, опирающихся на поддержку наркопартизан (с середины 1990-х гг. до наших дней).

Знаменитый Медельинский наркокартель, возглавляемый П. Эскобаром, братьями Очоа, К. Ледера и Р. Гача, еще в середине 1970-х гг. монополизировал весь колумбийский наркобизнес. Хотя основную массу коки выращивали в Перу и Боливии, после ликвидации Пиночетом чилийского кокаинового бизнеса Колумбия превратилась в главный центр ее переработки. Именно в 1980-е гг. Перу, Боливию и Колумбию стали называть "Андским кокаиновым треугольником".

Стремление колумбийских наркобаронов институционализировать свою власть и проникнуть в официальную политическую элиту вызвало резкую реакцию правоохранительных органов США, которые сосредоточили свои усилия в "войне с наркотиками" именно на борьбе с Медельинским картелем. "Крестовый поход" начался в 1984 г. с разгрома нескольких кокаиновых лабораторий в джунглях Колумбии. Медельинцы подняли брошенную им перчатку, развернув настоящий террор против сил правопорядка и политических лидеров. Дополнительным фактором обострения колумбийской "нарковойны" стала начавшаяся в 1988 г. "война картелей" между "старожилами" из Медельина и "новичками" из Кали, на которых власти охотились с меньшим рвением, благодаря чему им удалось потеснить конкурентов(13). К тому же внутри самого Медельинского картеля начались ожесточенные "разборки". Одним словом, на несколько лет "Андский треугольник" превратился в сущий ад, где все воюют со всеми.

К началу 1990-х гг. колумбийская "кокаиновая война" в основном закончилась. Стало очевидно, что Медельинский наркокартель допустил две серьезные ошибки: бросил политический вызов властям, объявив войну правительству, и одновременно наращивал производство и экспорт кокаина. В результате все главари Медельинского картеля были либо убиты, либо арестованы. Однако динамика розничных цен на кокаин убедительно показывает сомнительную эффективность подобной войны с картелем: за 1984-1988 гг. килограмм кокаина подешевел в США в пять раз - с 300 тыс. долл. за килограмм до 60 тыс.(14), став более доступным, чем ранее(15). Следует, кроме того, учитывать, что самый сильный удар по кокаиновому бизнесу нанесли не столько полицейские операции и бомбардировки плантаций силами ВВС, сколько изменение вкусов потребителей: если в 1985 г. число регулярно потребляющих кокаин составляло в США 5,8 млн человек, то к 1992 г. оно упало до 1,3 млн(16).

Впрочем, деградация кокаинового бизнеса, связанная с поражением медельинцев, оказалась довольно относительной. Место Медельинского картеля занял возглавляемый братьями Родригес картель Кали, который сразу стали называть самой крупной транснациональной корпорацией мира. В середине 1990-х гг. он контролировал 80% поставок кокаина в США и 90% - в Западную Европу(17). Учтя печальный опыт предшественников, наркокартель Кали вместо запугивания правительства и попыток лично войти в политический истэблишмент стал щедро жертвовать на политические кампании традиционных политических партий, с успехом добиваясь их благосклонности. В 1996 г. сам колумбийский президент признал, что на его избирательную кампанию картель Кали в 1994 г. дал 6 млн долл.(18). Кроме того, если медельинцы занимались исключительно наркотиками, то семейство Родригес сочетало незаконный бизнес с легальным (семейный концерн включал сеть магазинов, фармацевтические лаборатории).

"Миролюбие" новых лидеров кокаинового бизнеса, однако, не спасло их от силовых акций властей. Летом 1995 г. по картелю Кали был нанесен удар - все его главари были арестованы, ставшие достоянием общественности материалы о связи наркокартеля с правительством вызвали в Колумбии громкий скандал. Чтобы ликвидировать деловую империю картеля Кали администрация Клинтона запретила американским компаниям вступать в деловые отношения с фирмами, связанными с семейством Родригес, перекрыв им доступ к поставщикам и банкам(19) .

К концу 1990-х гг. в Андском треугольнике сложилась парадоксальная ситуация: почти все маломальски крупные наркоторговцы сидели в тюрьмах или лежали в гробах, но поток кокаина отнюдь не пересыхал, посевы наркокультур также существенно не сокращались. Можно не сомневаться, что современная демонополизация кокаинового бизнеса вряд ли затянется: либо старые картели скоро оправятся от поражений, либо им на смену придут новые организации.

Если экономическая история героинового рынка демонстрирует провал борьбы с наркобизнесом из-за легкости его перемещения из одного региона в другой, то на кокаиновом "фронте" такая миграция невозможна, что, казалось бы, должно было принести успех силам правопорядка. Однако события в "Андском треугольнике" убедительно показывают, что хотя у современных правительств достаточно сил, чтобы одолеть любую, самую сильную преступную организацию, но победа над наркобаронами совсем не равнозначна победе над наркорынком. Силовые методы борьбы с кокаиновым наркобизнесом оказываются малоэффективными, поскольку для бедных стран Латинской Америки "кокаинодоллары" оказываются одним из самых крупных источников национального дохода. Естественно, что ни правительства, ни предприниматели, ни рядовые граждане этих стран вовсе не заинтересованы в полной ликвидации кокаинового наркобизнеса.

Единственное, чего добились к концу XX в. борцы с кокаиновым наркобизнесом, - это уменьшения степени его диверсификации: если ранее выращивание листьев коки было относительно равномерно распределено по всем трем странам "Андского треугольника" при доминировании Перу, то теперь подавляющая доля посевов коки находится в Колумбии - в районах, контролируемых наркопартизанами (рис. 3).

Рисунок 3. Динамика и структура мирового нелегального производства кокаина за 1987-1999 гг., в т.


Наркорынок марихуаны и гашиша. Листья коки и опиумный мак имеют довольно узкие ареалы культивации. В отличие от них индийская конопля (каннабис) - сырье для изготовления марихуаны и гашиша - может выращиваться едва ли не по всему свету. Основные центры нелегального выращивания каннабиса для последующего контрабандного экспорта - это Латинская Америка (главным образом Мексика), Ближний Восток и Северная Африка, однако в тепличных условиях индийскую коноплю можно выращивать даже в США и в странах Западной Европы.

Широкое распространение марихуаны/гашиша ведет к тому, что невозможно жестко монополизировать производство и сбыт этого наркотика. Поскольку прибыльность на рынке марихуаны заметно ниже, чем на героиновом и кокаиновом рынках, крупные мафиозные организации не уделяют этому бизнесу особого внимания, отдавая его на откуп контрабандистам-любителям и более мелким преступным группам. Листья индийской конопли не требуют специальной обработки, поэтому заняться изготовлением "самокруток" может практически любой.

Этот наркотик наиболее дешев, относительно слаботоксичен и легкодоступен. Именно марихуану можно было уже в 1970-е гг. купить едва ли не в любой американской школе. Табл. 5 показывает степень распространения этого наркотика в США в сравнении с другими наркотиками растительного происхождения.

Таблица 5. Потребление в США основных наркотиков, 1981-1985 гг.*

ПоказателиМарихуанаКокаинГероин
Число потребляющих, млн человек5080,5
Доля пробовавших среди выпускников средних школ60 %16 %1 %

* Источник: Левин Б.М., Левин М.Б. Наркомания и наркоманы. М.: Просвещение, 1991. С. 40.


Таблица 6. Динамика структуры основных центров производства марихуаны в 1977-1985 гг., в %.*

Страны1977 г.1978 г.1979 г.1980 г.1981 г.1982 г.1983 г.1984 г.1985 г.
Колумбия526573757957594222
Мексика3723 1273692035
Ямайка36810916 141410
США8678915131220
Другие страны-----651213

* Составлено по: Fonseca G. Economie de la drogue: taille, caracteristiques et impact economique // Revue tiersmonde. 1992. T. XXXIII. № 131. P. 506.


В США 1970-х гг. этот "молодежный" наркотик сотнями тонн завозили из Колумбии, Мексики, Ямайки и даже выращивали внутри страны. Если экономику Перу, Колумбии и Боливии 1980-х гг. можно назвать "кокаиновой", то примером "марихуановой" экономики стала Ямайка: местный сорт марихуаны приносил острову доход в 1,1 млрд долл., тогда как крупнейшие легальные источники (экспорт бокситов и туризм) вместе взятые - всего 430 млн.(20) Западную Европу снабжали гашишем из Африки (прежде всего из Марокко) и с Ближнего Востока (из Ливана).

Долгое время на контрабанду марихуаны власти США "закрывали глаза", справедливо считая его менее опасным, чем героин и кокаин. Когда администрация Рейгана повела "тотальную войну" против наркомании, то ввоз марихуаны из Колумбии резко сократился, но рынок не пострадал, так как расширился экспорт из ближней Мексики(21) и выросло производство внутри страны (см. табл. 6). К концу 1980-х гг. 1/4 продаваемой в США марихуаны была отечественного производства(22) . Таким образом, на марихуаново-гашишном наркорынке также действует закон сообщающихся сосудов, но результатом борьбы с марихуановым бизнесом в Америке стала географическая диверсификация его производства.

Итак, экономическая история всех трех основных наркорынков убедительно демонстрирует провал чисто силовых стратегий борьбы с ними. Хотя именно наркотики считаются в развитых странах наиболее опасным транснациональным криминальным промыслом и на борьбу с ними тратятся огромные ресурсы, эта борьба напоминает бег на месте. Когда участие в наркобизнесе становится для людей "третьего мира" одним из немногих шансов обрести элементарный достаток, то любой успех в пресечении контрабанды наркотиков оказывается временным и иллюзорным. Число наркоцентров то расширяется, то сужается, но в общем остается достаточно стабильным. Стоит развитым странам ослабить давление, и уже было "потушенные" очаги начинают снова возгораться.

Нелегальный рынок оружия - товары Севера для Юга

Нелегальная торговля оружием - это поток товаров, который, в отличие от наркотиков, течет в основном в обратном направлении, с "богатого Севера" на "бедный Юг"(23).

Данный вид криминального транснационального бизнеса начал активно развиваться еще в период "холодной войны", когда сложилась практика как тайных сделок на государственном уровне с использованием "политических цен" и взяток, так и прямой контрабанды.

Прекращение противостояния СССР и США отнюдь не привело к затуханию военных конфликтов. Скорее наоборот: после того как исчезла "военная дисциплина", поддерживаемая в каждом участвующем в конфликте лагере, заметно возросло число правительств (например Сербия Милошевича), националистических (типа Армии освобождения Косово), фундаменталистских (арабские террористические организации) и ультрарадикальных (левые повстанцы Латинской Америки) движений, желающих без оглядки на "начальников" навести силой оружия "новый порядок" в отдельно взятом регионе. Именно они предъявляют основной и растущий спрос на нелегальное оружие. Кроме того, есть существенный спрос на стрелковое оружие со стороны быстро растущего криминального мира стран с переходной экономикой, переживающих "великую криминальную революцию".

В результате торговля оружия в мировом масштабе не столько сократилась, сколько подверглась заметному "затемнению". Претензии США и НАТО на роль "международного полицейского", которые особенно ярко проявились в недавних событиях вокруг Югославии и Афганистана, лишь подстегивают спрос на оружие со стороны тех правящих режимов (особенно в странах ислама), которые отвергают ценности западного мира или хотя бы склонны к проявлению независимости от него.

Нелегальная торговля оружием в современном мире отличается от прочих международных криминальных промыслов тем, что за ширмой нелегальности здесь часто скрываются действия вполне официальных государственных инстанций. Например, американское правительство в 1980-е гг. препятствовало продаже оружия для партизан Колумбии и Перу, но одобряло частные поставки оружия (в том числе через секретных правительственных агентов) никарагуанским контрас и афганским моджахедам. Такая же ситуация сложилась в 1990-е гг. вокруг бывшей Югославии: запрещалась продажа оружия Сербии, но никто не препятствовал вооружению хорватских, боснийских и албанских боевиков.

Таким образом, международный нелегальный рынок оружия фактически делится на два: собственно криминальный, мафиозный ("черный"), и квази-криминальный ("серый"). Первый рынок поставляет преимущественно легкое оружие и малыми партиями; за оптовыми поставками мощных видов оружия (ракет, пушек, снарядов, вертолетов) чаще скрываются правительственные спецслужбы или легальный большой бизнес.

Впрочем, оба этих рынка связаны как сообщающиеся сосуды. Оружие, нелегально поставленное при помощи американцев в Афганистан, может затем быть перепродано арабским террористам, а распад СССР с его мощными военными запасами привел к тому, что в руки вполне уголовных элементов стали попадать довольно современные образцы военной техники. Наконец, провести четкую грань между частной контрабандой оружия ради личного обогащения и государственной контрабандой "во имя национальных интересов" весьма трудно: для власть имущих велик соблазн интерпретировать национальные интересы в соответствии с потребностями собственного кошелька. Поэтому в более развернутой классификации К. Макиенко наряду с "черным" и "серым" рынками выделяются также и гибридные формы (табл. 7).

Таблица 7. Типология нелегальных рынков оружия в системе мирового хозяйства.*

Тип экспортаПродавцыМотивацияОтношение к законодательству
Черныйфизические лица, негосударственные хозяйствующие субъектыличное обогащениенарушение национального законодательства
Черно-серыйнегосударственные хозяйствующие субъекты в сговоре с официальными лицами или под прикрытием госструктурличное обогащениенарушение национального законодательства
Серо-черныйпредприятия ВПК, госструктуры при условии противодействия других госструктурулучшение финансового положения госпредприятия или поступления в госбюджет, но при условии сильной личной заинтересованностинарушение отдельных положений национального законодательства
Серыйгосорганы при наличии аппаратного консенсусаудовлетворение коммерческих или военно-политических интересов государства-экспортеранарушение вербальной позиции государства по отдельным международным вопросам
Серо-белыйофициальный госпосредник или предприятия ВПКудовлетворение коммерческих или военно-политических интересов государства-экспортеранарушение интересов третьих стран

* Источник: Макиенко К. Типы теневой торговли вооружениями: попытка применения методики "цветных рынков" // Экспорт вооружений. 1998. Ноябрь - декабрь.


Переплетенность криминальной и квазикриминальной торговли привела к тому, что нелегальный рынок оружия менее прозрачен, чем, например нелегальный рынок наркотиков: официальные учреждения обоснованно опасаются, что изучение деятельности мафиозных контрабандистов затронет контрабандистов государственных.

Следует учитывать, что первоисточник тайных поставок почти всегда находится в легальной экономике. Наркотики можно выращивать на нелегальных плантациях, раритеты минувших веков могут отыскивать "черные" археологи, но оружие производить нелегальным образом пока практически невозможно. Продажа оружия частным лицам также запрещена почти во всех странах кроме США. Поэтому на нелегальный рынок идет оружие, если не тайно проданное силовыми структурами иностранных государств, то украденное с военных складов, собранное из похищенных с военных заводов деталей или прошедшее цепочку перекупщиков.

Чтобы пресечь перепродажу легально купленного оружия нежелательным клиентам, государственные организации, контролирующие торговлю оружием, требуют у покупателя специальный "сертификат конечного пользователя" (End-Use Сertificat), который удостоверяет, что оружие попало в "дружественные" руки. Поскольку, однако, продажа оружия дает очень высокий доход, подобными мерами предосторожности часто пренебрегают.

Следующая важная особенность международной нелегальной торговли оружием - это более высокая, в сравнении с другими видами контрабанды, ее потенциальная опасность.

Об особой опасности контрабанды оружия чаще всего вспоминают в связи с растущей возможностью нелегальной торговли оружием массового уничтожения. Число скандалов, связанных с утечкой ядерных материалов из бывшего СССР, давно измеряется сотнями. Хотя среди них, конечно же, велико число газетных "уток" и политических провокаций, перспектива появления в руках гангстеров или террористов "частной" атомной бомбы определенно стала более реальной, чем в годы "холодной войны". А ведь есть еще химическое и бактериологическое оружие, попадание которого на нелегальный рынок оружия также чревато огромной опасностью, о чем свидетельствует хотя бы история с применением в 1995 г. в токийском метро отравляющих веществ секстантами из "Аум Синреке" (есть мнение, что эти вещества также ведут происхождение из России).

Основная опасность международной нелегальной торговли оружием связана, однако, не столько с гипотетической контрабандой оружия массового уничтожения, сколько с абсолютно несомненной контрабандой обычного стрелкового оружия.

Если в годы "холодной войны" весь мир с напряжением следил за военными конфликтами в "третьем мире", рассматривая их как авангардные сражения Третьей мировой войны, то в 1990-е гг. интерес к подобным событиям резко упал. Между тем гражданские войны и межгосударственные конфликты в странах Африки и Латинской Америки отнюдь не снизили своего накала. Наоборот, если ранее пристальное внимание мировой общественности заставляло участников конфликтов воздерживаться от наиболее "грубых" действий, то теперь, когда события где-то в джунглях Конго или Колумбии мало кого интересуют, у воюющих сторон руки более свободны. Когда в 1970-е гг. в Конго начался конфликт между президентом Патрисом Лумумбой и сепаратистами, то этот конфликт получил международную огласку, в страну были введены миротворческие силы (при помощи которых и "умиротворили" президента). А кому из-вестно, что гражданского мира в Конго нет до сих пор, что только за последние три года в этой стране погибли более 10 тыс. человек и более 200 тыс. стали беженцами?

Для того чтобы питать подобные конфликты, необходимо именно простое стрелковое оружие, которое доставляется в основном контрабандой. Ущерб от этой контрабанды никак не ниже, чем от контрабанды наркотиков, но если ущерб от наркомании несут в значительной мере развитые страны, то ущерб от контрабанды оружием сконцентрирован в "горячих точках" стран "третьего мира". Поскольку борьбу с транснациональными криминальными промыслами возглавляют страны "золотого миллиарда", то контрабанда обычного оружия даже не осознается как глобальная проблема современности.

образом, если на мировом наркорынке мафия наталкивается на демонстративное противодействие официальных властей, то на мировом нелегальном рынке оружия мафия и официальные власти часто оказываются соратниками по теневым сделкам. Хотя рынок оружия более опасен, ему уделяется куда менее внимания, чем показной "войне с наркотиками".


(1) Никифоров А.С. Гангстеризм в США: сущность и эволюция. М.: Наука, 1991. С. 64.

(2) Мессик Х. Боссы преступного мира. М.: Прогресс, 1985. С. 53.

(3) Там же. С. 64, 73.

(4) Никифоров А.С. Ук. соч. С. 68.

(5) Один из латиноамериканских наркокоролей прямо назвал наркотики "атомной бомбой третьего мира, разоряющей американское общество". См.: Николайчик В.М. Наркотики: легализация или продолжение "войны"? // США: ЭПИ. 1991. № 8. С. 22.

(6) См.: Война с наркомафией: пока без победителей. М.: Республика, 1992. С.75.

(7) См.: Мессик Х. Указ. соч. С. 290-292.

(8) Эндерсон Э. Организованная преступность, мафия и правительство // ЭКО. 1994. № 3. С. 168.

(9) См.: Война с наркомафией... С. 23-24; Помонти Ж.-К. А мак все цветет... // За рубежом. 1996. № 16. С. 11.

(10) О размахе нелегального бизнеса в Южном Китае можно судить, например, по сообщению, что в 1992 г. китайская армия при поддержке танков почти три месяца штурмовала городок Пинъюань на границе с Мьянмой - центр героинового наркобизнеса (См.: Азия: как обуздать наркомафию? // АТЛАС. 1993. № 27. С. 55).

(11) Так, в 1995 г. в Афганистане собран урожай в 2400 т опия, после переработки на Запад поступило 250 т героина, стоимость которого по розничным ценам оценивают в 75 млрд долл. По некоторым оценкам, экспорт опия из Афганистана уступал в середине 1990-х гг. только экспорту из Мьянмы (См.: Раскрутка наркодолларов // За рубежом. 1996. № 42. С.7).

(12) См.: Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М.: ИНФРА - М, 1996. С. 39.

(13) См.: Гульотта Г., Лин Д. Кокаиновые короли // Иностранная литература. 1991. № 3. С. 231.

(14) См.: Кувро Ж.-Ф., Плесс Н. Тайное лицо мировой экономики. (Реферат.) М.: ИНИОН, 1990. С. 5-6.

(15) О развитии борьбы с наркотиками американского правительства, которое является главным инициатором этой борьбы в мировом масштабе, см.: Жирнов О.А. "Столетняя война" в Америке: администрация США в борьбе против наркобизнеса. М.: ИНИОН, 2000.

(16) См.: Наркобизнес - и региональная, и международная проблема. С. 87.

(17) См.: Международный наркобизнес и Россия. С. 52.

(18) См.: Черч Д.Дж. "Большая чистка". Борьба с коррупцией принимает глобальный характер // За рубежом. 1996. № 23. С. 6.

(19) См.: Шриберг Д. Отцы и дети // За рубежом. 1996. № 35. С.9.

(20) См.: Шнайдер Б. Ук. соч. С. 278.

(21) В начале 1990-х гг. Мексика давала уже более 40% марихуаны для потребителей США (См.: Использование национальных вооруженных сил для борьбы с наркобизнесом в Мексике // Борьба с преступностью за рубежом. 1994. № 8. С.19.). По другим оценкам, эта доля еще выше - 70% в 1992 г. (См.: Иванов Р.Ф. Мафия в США. С. 225.).

(22) См.: Война с наркомафией... С. 109-110

(23) Поскольку Россия совмещает признаки и центра, и периферии мирового хозяйства, то ее участие в нелегальной торговле оружия также оказывается двойственным. Из России нелегально экспортируют образцы тяжелого оружия (боевые самолеты, вертолеты, ракеты и т. д., вплоть до ядерных материалов) в Корею, КНР и страны Ближнего Востока, но одновременно завозят легкое оружие (пистолеты, автоматы) из Финляндии и стран Восточной Европы.