Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №5-1 //
   "Криминальная глобализация экономики.
   Часть I. Контрабанда - ведущий международный криминальный промысел".

Почему международная борьба с наркотиками терпит крах(1).
К. Амбос

Немецкий экономист Кай Амбос (Институт зарубежного и международного уголовного права М. Планка, Фрайбург) рассматривает, почему усиление борьбы с наркотиками в 1980-1990-е гг. не дало сколько-нибудь заметного эффекта. В своей статье он обращает особое внимание на институциональные условия хозяйственного развития стран "третьего мира", игнорирование которых и приводит к краху силовой политики борьбы с наркобизнесом.

"То, что международная политика контроля за наркотиками провалилась, не требует доказательств, - пишет автор статьи. - Цифры говорят [об этом] однозначно" (с. 85). Производство кокаина (Колумбия, Перу, Боливия и Эквадор) поднялось с 293.700 метрических т в 1988 г. до 333.900 т в 1992 г. и упало в 1993 г. только до 271.100 т. Производство опиума (юго-запад и юг Азии, Ливан, Гватемала, Мексика и с 1991 г. Колумбия) повысилось с 2.590 т (1988 г.) до более 3.519 т. (1991 г.) и до 3.699 т (1993 г.). Производство легких наркотиков, марихуаны (Мексика, Белиз, Колумбия, Ямайка) и гашиша (Ливан, Пакистан, Афганистан, Марокко), напротив, упало в 1993 г. по сравнению с 1988 г. с соответственно 17.455 т и 1.285 т до 14.407 т. и 1.150 т (с. 85). Развитые страны Запада - основные потребители наркотиков - просто переполнены кокаином, героином и продуктами канабиса.

Автор статьи ищет ответ на вопрос, как же следует объяснить этот провал. Им рассматриваются причины, которые характерны для всех слаборазвитых стран - производителей наркотиков.

Политика сокращения посевов наркокультур посредством "альтернативного развития"

Проводимую международными организациями в Южной Америке политику субституции (замены) следует рассматривать как провалившуюся - об этом свидетельствуют растущие или стабильные цифры выращивания и производства кокаина (растут, соответственно, и площади уничтоженных наркотиков - 2-4% от общей площади полей выращивания наркокультур), несмотря на относительные успехи отдельных проектов по замене. Эта политика заключалась в замене посевов наркотических культур другими сельскохозяйственными культурами. Об успешной политике речь могла бы идти только тогда, когда уничтожается столько кокаина, что еще оставшиеся площади для его выращивания больше не могли бы удовлетворить существующего спроса на кокаин. Только тогда были бы блокированы выращивание коки и ее переработка в кокаин. Однако этого отнюдь не заметно.

Провал политики замены имеет множество причин. Одна из них - высокий спрос и, соответственно, высокие цены на наркотики, в сравнении с обычными культурами. Например, в г. Чапара (Боливия) в 1991 г. за 50 кг коки платили от 12 до 81 долл., за кофе - 60 долл. за 50 кг, за бананы - 1,5 долл. за 20 кг (с.86). Кроме того, урожай коки снимают четыре раза в год.

Военно-полицейские репрессии

Легальность без легитимности. В основе стратегии репрессий, которой придерживается международная служба контроля за наркотиками (UNDCP), лежит точка зрения, что драконовские наказания поставят наркобизнес под контроль. Но это, как показывает опыт, - ложное упрощение реальной взаимосвязи величины наказаний и уровня преступности. В слаборазвитых сельскохозяйственных странах уголовные наказания применяются в условиях, которые не дают социального равенства и социальной защищенности, а потому толкают большую часть населения на борьбу за выживание любыми средствами. "Простая политика запретов в такой ситуации вряд ли может быть успешной" (с. 87).

"Экспансия торговли наркотиками была бы невозможна без молчаливого терпения господствующих олигархий, а также согласия средних и низших слоев общества, которые тем или иным образом связаны с наркобизнесом" (с. 87). Взаимодействие наркобизнеса и общества является главной причиной того, что, согласно социологическим опросам, граждане Латинской Америки не считают наркобизнес одной из основных национальных проблем, для решения которой следовало бы усилить административную и уголовную ответственность за преступления, связанные с наркобизнесом. Если даже официальной политикой правительства формально будет "объявление войны" наркомафии, то ее воплощение в жизнь встретит в этих условиях препятствия со стороны общества и коррупционеров.

Взаимоотношения между торговцами наркотиками и, например колумбийским государством находятся во власти формальных норм, легальных запрещений и соглашений, которыми защищены нейтралитет и целостность государства. При этом демонстрируется формальное волеизъявление правительства положить конец наркомафии, которая, несмотря на напряженную обстановку и конфликты, продолжает поставки наркотиков за границу.

Внутри этого сектора теневой экономики право как фактор порядка заменяется насилием. "Так как криминальные организации не могут использовать официальные институты для разрешения конфликтов и в то же время нуждаются в обеспечении порядка и защите "правил игры" подпольного рынка, они разработали себе свой собственный "кодекс", по которому "последним доводом" является физическое устранение "правонарушителя". Речь идет о неписаном "законе", "правопорядке", в котором применяется (в том числе для достижения незаконных целей), и, как правило, рационально, действенное средство - насилие" (с. 87). Применение угроз и силы в сочетании с пассивностью закона и органов юстиции формирует психологию безнаказанности, уголовноправовые нормы во многих случаях выполняют лишь чисто символическую функцию. По общественному требованию "предпринять что-нибудь" против наркомафии принимаются ничтожные меры, не меняющие механизма правосудия.

Во многих странах (Колумбия, Перу, Боливия) существует традиция подпольных и неформальных параллельных рынков (контрабанды, в том числе наркотиков), к которым снисходительно относятся государственные лидеры; тем самым нелегальность наделяется легитимностью и даже популярностью. В таком климате производство и продажа наркотиков расцениваются не как что-то противозаконное или аморальное, а как нормальный источник зарабатывания денег, во многих случаях - единственный для обеспечения жизни. Население стран с низким уровнем образования имеет широкий выбор криминальных рабочих мест, предоставляемых подпольным бизнесом. В сельскохозяйственных областях криминализация сельского хозяйства зависит не столько от экономических, сколько от социально-культурных аспектов. Так, для большинства индейского населения района Анд выращивание листьев коки для собственного потребления - один из элементов традиционного образа жизни. Одновременно с субституцией коки существуют крестьянские лаборатории по переработке коки в пасту, возглавляемые теми же крестьянами. Это противоречие - с одной стороны, субституция коки, а с другой - ее возделывание и переработка - не может быть уничтожено только посредством репрессивных мер. Необходима просветительская работа, призванная совершить переворот в сознании масс.

Люди, живущие в бедных кварталах крупных городов и в глухих аграрных районах, считают государство репрессивной и авторитарной силой, которая откладывает решение социальных задач, чтобы предоставить поле деятельности наркомафии. Бизнес торговцев наркотиками основан на капиталистической рациональной этике, они хорошо умеют совмещать защиту собственных интересов с альтруистско-популистскими акциями. Это объясняет локально ограниченные, но все же существующие симпатии населения к таким фигурам, как Пабло Эскобар(2) или бывший боливийский "кокаиновый король" Жорж Суарес, и, напротив, его глубокое недоверие ко всем государственным авторитетам.

Коррупция. Основная причина бездействия полиции - высокая степень коррупции. Естественно, что преступники из низших слоев не имеют никакого шанса участвовать в механизме коррупции, поэтому именно они и становятся объектами демонстрации силы и статистики "успехов" в борьбе с преступностью. Полицейские, таким образом, воспринимаются населением как "мошенники в форме", действующие всегда только против бедняков, а потому и не пользуются никаким доверием. Наркобизнес стал для многих полицейских благоприятной возможностью повышения своих доходов, т. е. способом послужить себе, а не обществу.

Часто наркотики - единственный бизнес, позволяющий выжить беднякам тех регионов, где возделываются наркосодержащие культуры. Военно-полицейские операции по контролю за выращиванием и распространением наркотических средств приводят к восстаниям в бедных районах, что почти всегда ведет к нарушению прав человека во время подавления подобных возмущений. "В этих странах проблема наркобизнеса, в конечном счете, является проблемой бедности" (с. 94).

Во многих зонах возделывания наркокультур практически отсутствует государственный контроль, правительственные законы заменяются "законами джунглей". Эти территории контролируются местными бандами, а роль государства сводится к простому наблюдению. Именно такая ситуация сложилась в Перу и Боливии. Там же, где государство пытается противодействовать наркобизнесу, жизнь населения становится просто невыносимой. Люди не знают, кого бояться больше - бандитов или полиции.

Большое значение в деле борьбы с наркоманией имеет и то, что юридическое образование во многих странах, в частности в Перу и Боливии, находится на низком уровне. Подготовка судей и адвокатов не предусмотрена вообще. Полиция имеет очень низкое техническое оснащение. Практикуемые облавы демонстрируют скромные результаты: лица, для задержания которых устраиваются облавы, узнают о них заранее и своевременно исчезают.

Организационные и оперативные проблемы

В сложившейся системе взаимодействия стран-производителей и стран-потребителей важно вести борьбу во всех звеньях единой цепи. Односторонний подход к решению проблемы ничего дать не может. Это поняли многие развитые страны-потребители, в том числе США, которые еще в 1980-е гг. объявили войну наркотикам. Совместно с национальными органами власти других государств они создали международную службу контроля над наркотиками. Правда, здесь возникла другая проблема: национальным органам этих других стран не слишком импонирует чрезмерная забота со стороны США. Но именно США во многом обеспечивают финансовую и политическую сторону работы по противодействию наркомафии. Национальные органы развивающихся стран часто просто не способны самостоятельно эффективно действовать. Назревает также новая проблема: США, возможно, не столько интересуются решением наркопроблемы в странах-производителях, сколько стремятся в рамках антинаркотической политики оказывать влияние на их внешнюю и внутреннюю политику в выгодном для себя направлении.

Все используемые властями меры устрашения пока практически не влияют на рентабельность наркоторговли. Отмечено, что чем нелегальнее становится торговля наркотиками, тем выше спрос потребителей, несмотря на растущие цены. А раз так, то будет увеличиваться и предложение наркотиков.

Итак, многочисленные факторы делают неэффективной традиционную международную политику контроля над наркотиками и ясно говорят о необходимости поиска новых путей решения данной проблемы.


(1) Составлено по: Ambos K. Warum die internationale Drogenbekampfung scheitert // Internationalen Politik und Gesellschaft. 1995. № 1. S. 85-95.

(2) Пабло Эскобар - глава Медельинского наркокартеля, завоевавший популярность организацией благотворительных мероприятий в бедняцких кварталах Медельина. Убит в 1995 г. при задержании в ходе "войны" между правительством Колумбии и Медельинским наркокартелем.