Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №4 //
   "Теневая экономика в советском и постсоветском обществах".

Цветные рынки и советская экономика(1)
А. Каценелинбойген

Марксизм отрицал природные пороки у людей и считал, что они лишь следствие социального устройства, основанного на частной собственности. Однако, как показал советский опыт, где фактически частная собственность была ликвидирована в начале 1930-х гг., а в 1936 г. провозглашен социализм, человеческая психология там не изменилась. Долгое время человеческие пороки в СССР пытались объяснить тем, что это пережитки капитализма в сознании людей. “Творчески” развивая марксистскую теорию, считавшую экономические изменения исходным, решающим фактором всех изменений в обществе, советские идеологи заявили, что сознание людей имеет инерцию, память прошлого. Такое объяснение можно было бы принять относительно поколения, родившегося и выросшего в капиталистических условиях царской России или, на худой конец, в период нэпа. Но как объяснить человеческие пороки поколений, родившихся и выросших уже в период после постройки социализма? Возможно, это уже “пережитки социализма в сознании людей”, ничем не отличаемые от “пережитков капитализма”.

Русское население было преимущественно крестьянским. В силу различных причин он не было воспитано в духе уважения к закону. Мораль народа не была очень устойчивая, но все же религия существенно ограничивала поведение людей. Привнесенная марксизмом релятивистская мораль, отрицание абсолютных моральных принципов, сопровождаемое преследованием религии, во многом лишили народ основополагающих моральных принципов.

Таблица 1.  Основные характеристики цветных рынков в СССР

Цвет рынка

Мера легальности

Характеристика

Характерная мера поощрения или наказания за увеличение продажи товара

Возможное развитие рынка в будущем

реализуемого товара

источников получения товара

метода реализации

Держателя товара

Получателя товара

Ближнем

Отдаленном

Легальные рынки

1.

Красный

Легально

Легально

Легально

Руководители государственных магазинов

Население

Премирование

Расширение

Расширение

2.

Розовый

Легально

Легально

Легально

Население

Население

Премирование

Расширение

Расширение

3.

Белый

 

 

 

 

 

 

 

 

3а.

Предметы длительн потребления

Легально

Легально

Легально

Население

Население

Рыночный сбор

Сужение

Сужение

3б.

Продовольственные товары

Легально

Легально

Легально

Колхозники

Население

Рыночный сбор

Сужение

Сужение

Полулегальные рынки

4.

Серый

 

 

 

 

 

 

 

 

4a.

Предметы потребления

Легально

Легально

Полулегально

Население

Население

Штраф

Расширение

Сужение

4б.

Средства производства

Легально

Полулегально

Легально

Руководители государственных хозяйственных ячеек

Руководители государственных хозяйственных ячеек

Партийный выговор

Расширение

Сужение

Нелегальные рынки

5.

Коричневый

 

 

 

 

 

 

 

 

5а.

Предметы потребления:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

а) дефицитные товары красного рынка

Легально

Полулегально

Полулегально

Работники государственных магазинов

Население

Увольнение с работы, строгие партийные выговоры

Расширение

Сужение

 

б) импортные товары у частных лиц

Легально

Полулегально

Полулегально

Визитеры за границу

Население

Лишение заграничных поездок

Расширение

Сужение

5б.

Средства производства

Легально

Нелегально

Нелегально

Работники госуд. предприятий

Колхозы

Строгие партийные выговоры

Расширение

Сужение

6.

Черный

 

 

 

 

 

 

 

 

6а.

Легальные товары:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

а) легально полученные товары с ограниченным производством/импортом

Легально

Полулегально

Нелегально

Спекулянты

Население

Судебное преследование

Расширение

Сужение

 

б) легально полученные товары с ограниченным сбытом

Легально

Легально

Нелегально

Спекулянты

Население

Судебное преследование

Расширение

Сужение

 

в) нелегально полученные товары

Легально

Легально

Нелегально

Расхитители государственной собственности

Население

Судебное преследование

Расширение

Сужение

6б.

Полулегальные и нелегальные Товары

Полулегально и нелегально

Нелегально

Нелегально

Валютчики, фарцовщики, проститутки

Население

Судебное преследование

Расширение

Сужение

Ради торжества коммунизма допустимо совершать любые аморальные действия; эти действия освящаются официальной пропагандой. Но люди, привыкнув к использованию негодных средств ради светлых идеалов, начинают их использовать и ради собственных интересов. И если закон карает их за эти негодные средства, то люди считают, что закон плох, а не они виноваты перед судом своей совести или общественных абсолютов.

Все сказанное позволяет нам подойти к более подробному рассмотрению вопроса о причинах образования в плановой системе рынков, реализующих и дополняющих централизованный механизм планового управления. Эти рынки могут быть на всевозможные продукты, услуги, трудовые ресурсы. Мы рассмотрим ниже лишь ряд рынков по продаже продуктов и услуг.

Плановая система порождает спектр рынков (см. табл. 1).

Мы назовем разные рынки разными цветами, которые, возможно, помогут понять, как оцениваются эти рынки со стороны власть имущих.

Мы выделим типы (цвета) рынков на основе того, как власть имущие оценивают рынки с точки зрения увеличения значения их целевой функции при заданных ограничениях. (Аргументы целевой функции власть имущих – это, прежде всего, рост объема их власти, рост военного потенциала и т. п.; в качестве ограничений входит и психология людей).

Эта оценка может быть выражена в мере легальности рынков с точки зрения реализуемых на них товаров, источников их получения и методов реализации. Мера легальности измеряется мерой поощрения или наказания участвующих в нем людей за увеличение продажи товаров.

В этой связи рассмотрим легальные, полулегальные и нелегальные рынки(2). Внутри каждой из этих групп будут свои подразделения, также отражающие меру желательности для власть имущих соответствующего рынка.

Так, в легальном рынке мы выделим красный рынок по продаже государством потребительских товаров и услуг, который в наибольшей мере соответствует интересам государства при сложившейся ситуации. Его участники получают премии за увеличение продажи товаров.

Затем выделим розовый рынок, который также активно поддерживается государством, хотя он и менее управляемый.

Наконец, рассмотрим белый рынок, – хотя и легальный и поддерживаемый государством, но вместе с тем уже менее для него значимый. Он создает неудобство в управлении хозяйством из-за необходимости увязывать более жесткое централизованное планирование со стихийно функционирующим в принципе рыночным механизмом. Участники белого рынка облагаются сборами.

На полулегальных серых рынках происходит аренда населением принадлежащих частным лицам средств, оказание соответствующих услуг или перераспределением ресурсов между хозяйственными ячейками. Эти рынки дают возможность власть имущим повысить значение их целевой функции, если принять во внимание, что созданный самими же правителями механизм функционирования при заданных ресурсах недостаточно эффективен и отрицательные последствия от действия этого рынка не так для них велики. Участники полулегального рынка подвергаются легким административным взысканиям, они штрафуются или получают партийные выговоры.

Нелегальные рынки мы различаем двух типов.

Первый из них – коричневый. Он является порождением действующего механизма функционирования, при котором искусственно создаются дефицитные товары. Довольно сильные отрицательные последствия для власть имущих от действия этого рынка приводит к более строгому преследованию его участников. Однако оно ограничиваются лишь более строгими административными наказаниями вплоть до увольнения с работы, лишения заграничных командировок наложением строгих партийных выговоров.

Что же касается черного рынка, то в зависимости от причин, его порождающих, его существование резко сокращает значение целевой функции власть имущих. Власть имущие решительно борются с участниками этого рынка – спекулянтами, расхитителями социалистической собственности, проститутками и фарцовщиками, привлекая их к судебной ответственности.

Таким образом, плановая социалистическая система хозяйства породила множество рынков. Следуя принципу выделения инвариантов, условно можно наметить три соответствующие группы рынков в планируемой социалистической системе.

Первая группа – это рынки, имманентные развитому обществу как таковому; условно назовем их имманентными рынками. Они есть порождение экономических систем, где функционируют люди, наделенные многообразными человеческими страстями. К этим рынкам относится красный и розовый рынки, а также черный рынок в той его части, которая связана с продажей запрещенных в любом цивилизованном обществе товаров.

Вторая группа – это ряд рынков, порожденных плановой системой и государственной собственностью – это серый рынок средств производства и частично черный рынок, связанный с расхитителями социалистической собственности. Условно назовем эти рынки собственно социалистическими.

Третья группа – это рынки, которые появились в СССР преимущественно как результат специфических исторических условий развития крестьянской страны с низким уровнем жизни и культуры населения. Назовем их рудиментарными рынками. К этим рынкам относятся белый рынок, серый рынок предметов потребления, коричневый рынок и др.

  • 1. Легальные рынки
    1. Красный рынок
    2. Люди, живущие в обществе с плановым хозяйством, также имеют различные системы ценностей и предпочитают даже при одном и том же доходе потребление различных наборов благ. Чем более дифференцированы доходы, чем больше многообразие производимых потребительских благ, тем гибче должна быть система распределения потребительских благ.

      Действительно, возьмем в период крайне низкого уровня потребления, особенно характерного для военного времени. В этот период разнообразие потребительских благ мало и в основном жители в них во всех нуждаются. В данных условиях можно осуществить распределение благ прямым путем, через карточную систему.

      Правда, заметим, что существующее многообразие ценностей людей скажется и здесь. В результате возникнет параллельная система перераспределения продуктов, полученных по карточкам. Это было видно во время Второй мировой войны в СССР, когда была введена карточная система на потребительские товары. Уже тот факт, что рационировалось распределение табачных изделий при условии, что не все люди курят, а для некоторых курево обладает наибольшей ценностью, приводило к появлению “перераспределительных отношений”. Девушки иногда меняли хлеб на чулки и т. п.

      Образование такого параллельного рынка в принципе имело для государства положительные черты, так как позволяло повышать уровень удовлетворения потребностей подопечных. Вместе с тем этот рынок имел и отрицательные черты. В централизованных системах есть со стороны власть имущих в целом негативное отношение ко всякого рода механизмам, которые они непосредственно не контролируют.

      Такое негативное отношение к неуправляемым механизмам имеет существенные основания, поскольку они в потенции ведут ко всякого рода действиям, явным образом отрицательно сказывающимся на значении целевой функции власть имущих.

      Действительно, возникший рынок по перераспределению выданных по карточкам товаров быстро вызывает к жизни посредников. Сами по себе посредники, вообще говоря, явление опять же положительное, так как они способствуют более эффективному обмену. Но поскольку это не контролируемый государством обмен, то посредники не ограничены в сумме получаемых доходов. В результате доходы посредников могут во многие десятки раз превышать доходы производителей. Это может привлечь к посреднической деятельности активных людей, в которых государство нуждается для своих непосредственных целей. Поэтому посредники объявляются спекулянтами и с ними ведется довольно решительная борьба. Коль скоро уже при острой нехватке потребительских благ появляются трудности при их рациональном распределении, то в особенности эти трудности проявляются при большем товарном насыщении. В силу этого и возникает острая необходимость введения гибкого механизма, который позволяет в принципе каждому участнику в пределах имеющихся у него денег – одного универсального ограничения – набрать нужный ему набор благ.

      Поскольку потребители могут быть представлены как статистическая совокупность с устойчивым процессом, то создается возможность создания такого гибкого механизма. Он может быть ограничен в основном рамками цен и доходов(3).

      Значительно сложнее обстоит дело с проблемой создания гибкого механизма распределения средств производства в плановой системе, так как применительно ко многим товарам число участников недостаточно велико, чтобы образовать статическую совокупность с устойчивым процессом.

      Практические работники в СССР на основе интуиции и опыта поняли, что применительно к потребителям при определенных условиях может быть использован механизм цен и денег для гибкого распределения предметов потребления. Так был создан рынок для реализации предметов потребления и сохранено непосредственное, рационированное распределение средств производства.

      Созданный механизм распределения предметов потребления, строго говоря, следовало бы считать квазирынком, поскольку государство устанавливает цены как на товары, так и доходы работников.

      Вместе с тем имеются существенные черты рынка: наличие степеней свободы в действиях работников, возможность выбирать как различные виды деятельности, так и наборы потребительских благ и обратное воздействие этою выбора на действия государственных органов.

      Теоретически принято считать, что по мере движения к коммунистическому обществу роль красного рынка должна сокращаться и увеличиваться роль бесплатного распределения услуг.

      Между тем, на наш взгляд, по мере повышения благосостояния советских трудящихся роль красного рынка должна возрастать. В него целесообразно постепенно вовлекать и товары, которые сейчас распределяются бесплатно. Можно полагать, что их бесплатное распределение в значительной мере обусловлено низким уровнем жизни (речь идет в первую очередь о медицинском обслуживании и обучении).

      Можно полагать, что баланс ресурсов, который должен быть выделен для обеспечения населения, всегда, по-видимому, будет напряженный. В этом случае каждый человек сможет получать в принципе ограниченное количество ресурсов. Возможно, что распределение их с помощью денег и цен является наиболее гибким с точки учета особенностей каждого индивида. Это одна сторона проблемы.

      Другая ее сторона заключается в том, что наличие денежного хозяйства позволяет эффективно контролировать деятельность хозяйственных ячеек, объем и количество выполненных ими работ и производственных затрат. По-видимому, в принципе, деньги являются эффективным средством функционирования любых сложных систем, особенно в условиях стохастики неопределенности. Наличие денег служит общим выражением полученных системой ценностей и общим ограничением возможной деятельности при наличии степеней свободы. Сравнение полученных и затраченных ценностей выступает общим мерилом эффективности деятельности системы. При этом полученная масса ценностей может выполнять и роль механизма обратной связи, увязывая деятельность данной системы с другими системами, производящими оценку полученных по данной системе ингредиентов(4).

    3. Розовый рынок
    4. Люди, живущие в СССР, как и вообще Homo Sapiens, способны ошибаться. В частности, они могут ошибаться при покупке тех или иных вещей Неудачность покупки часто может обнаружиться после того, как вещь несколько раз использовалась. Поскольку возврат магазину купленных вещей часто невозможен, то покупатель может исправить ошибку, лишь продав неудачно купленный товар лицам, которые в нем нуждаются.

      Советский человек, как и вообще любой человек, меняет свои желания во времени. Может оказаться, что в сложившейся ситуации ему важно приобрести новый товар (как всегда включая и услуги). Но он не располагает деньгами. Он готов в этом случае для получения денег продать некоторые из приобретенных ранее товаров, имеющих для него в новой ситуации меньшую ценность по сравнению с новым товаром.

      Боясь возникновения стихийного рынка перепродаваемых товаров населением, возможности его превращения в черный рынок со спекулянтами, государство пошло на создание специальной сети государственных комиссионных магазинов по продаже одежды, мебели, книг. Их цель лишь корректировать действия потребителей, поскольку потребители используют подавляющую массу товаров сами.

      Поскольку число комиссионных магазинов сравнительно невелико (в Москве, к примеру, их несколько десятков), то они не потребовали значительных капитальных ресурсов. Текущие затраты на содержание магазина целиком покрываются населением, сдающим свои товары в эти магазины. Они платят порядка 7% от продажной цены товара за услуги магазина.

      Комиссионные магазины полностью застрахованы от потерь, могущих возникнуть из-за нереализуемости товара, поскольку деньги за сданный на комиссию товар выдаются только через несколько дней после продажи вещи. Государство довольно тщательно контролирует деятельность комиссионных магазинов. Для того чтобы предотвратить их использование для сбыта ворованных вещей или производимых частным образом товаров, сдающий на комиссию товар регистрируется на основе предъявляемого паспорта. Государство контролирует через эти магазины цены, не разрешая продавать товары по цене, выше государственной.

      Вместе с тем в отличие от обычной сети государственных магазинов в комиссионных магазинах цены назначаются работниками самого магазина. Эти цены очень гибкие. Они могут сколь угодно быстро снижаться, если нет сбыта на переданный на комиссию товар. Разумеется, что это снижение цен магазин проводит только после согласования с лицом, продающим товар.

      Наконец, отметим такую разновидность комиссионных магазинов, как скупочные магазины. Причины их появления в следующем. Некоторые люди нуждаются в немедленном получении денег за продаваемые ими вещи. Между тем, в обычных комиссионных магазинах надо ждать, пока вещь будет продана. Для ситуаций, когда жителю СССР нужно продать вещь срочно, и создана государственная сеть скупочных магазинов. Поскольку магазин берет на себя риск продажи, то лицо, продающее вещь, получает существенно более низкую сумму, чем продажная. Разница между отпускаемой ценой скупочного магазина и суммой, получаемой лицом, продающим вещь, колеблется в зависимости от спроса на эту вещь.

      Таким образом, в СССР создана сеть государственных магазинов, осуществляющих посреднические функции, вызванные необходимостью корректировки действий потребителей.

      Поскольку эти магазины являются собственностью государства, а главное занятый в них персонал является государственными служащими, то мы имеем дело с ситуацией, аналогичной красному рынку.

      Между тем, есть и существенные отличия этих магазинов от государственных. Основное, как мы уже отметили, – это установление цен самими работниками магазинов, особенно скупочных. Последнее создает значительно большие возможности нелегального увеличения дохода работников. В этом основная причина того, что комиссионные магазины являются не красными, а носят розовый характер.

      Каковы же перспективы развития розового рынка в СССР?

      Розовый рынок останется и на отдаленное будущее, так как он порожден причинами, лежащими в природе людей. По мере того, как будет расти благосостояние общества, увеличиваться количество потребляемых товаров, роль этого рынка будет возрастать; естественно, что при этом будут происходить не структурные изменения в характере продаваемых на нем товаров; при относительной дешевизне одежды несколько раз уже ношенная одежда может уже резко обесцениваться и т. п.; но при этом может увеличиться роль сдаваемых в комиссионные магазины легковых машин и т. п.

      Можно высказать также соображение о том, что розовый рынок по методу своего функционирования может оказаться конкурентоспособным красному рынку.

    5. Белый рынок
    6. Белый рынок также относится к числу легальных рынков. Его специфическая особенность по сравнению с розовым рынком заключается в том, что продавцами на нем выступают непосредственно владельцы товаров. Этот рынок, хотя и контролируется государством, но в меньшей мере, чем розовый.

      Можно выделить два вида белого рынка. Один из них является рынком товаров длительного пользования, а другой – преимущественно продуктов питания. Причины их образования глубоко различны.

      Поскольку розовый рынок все же недостаточно мощный, то государственные органы официально разрешают во многих городах продажу старых вещей на специальных рынках, которые в народе именуются “барахолками”. Государство осуществляет налоговые сборы на этих рынках, следит за тем, чтобы не продавались новые веши (их можно возвращать в государственный магазин по месту покупки, или в комиссионный магазин) и т. п. Ограничений на цены со стороны государства здесь нет. На этих рынках продают свои товары сами владельцы.

      Такого рода плохо контролируемый рынок сравнительно легко может стать местом, где совьют себе гнездо спекулянты. Поэтому государство не поощряет эти рынки, а в случае, когда они становятся мощными нелегальными рынками торговли, закрывает их. Так было в 1950-е гг. в Москве, когда была закрыта мощная Перовская “барахолка”. В 1975 г. в Киеве закрыт аналогичный рынок, носивший название “туча”.

      Охарактеризуем несколько подробнее другого рода белый рынок, который играет большую роль в СССР.

      Специфические условия развития плановой социалистической системы в России как мелкокрестьянской страны, дополненные сталинской внешней и внутренней политикой, привели к появлению в стране колхозного рынка.

      Сталинская политика индустриализации за счет крестьянства сопровождалась введением барщинной системы в виде колхозов. Государство сняло с себя ответственность за благосостояние крестьян, предоставив им самим обеспечивать себя. В этом основная причина появления в СССР двух форм собственности, общественной и колхозно-кооперативной.

      Барщинная структура организации сельского хозяйства обеспечивала более легкую возможность изъятия у крестьянства сельскохозяйственных продуктов: заставить крестьян трудиться на поле лендлорда, которым выступало государство, легче, чем отбирать у него львиную долю или даже целиком произведенный им на своей земле продукт.

      За труд в колхозах крестьяне получали некоторую оплату в основном в виде небольшой части собранного урожая хлеба, овощей и т. п. Основным источником доходов крестьян были их приусадебные участки. (Государство до 1953 г. и их облагало налогами.)

      Таким образом, крестьяне получали свои доходы в натуральной форме от приусадебных участков и колхозов.

      Поскольку по своей структуре имеющиеся у крестьян продукты не могли удовлетворить их потребности, а с другой стороны, спрос городских жителей по ряду продуктов питания не был полностью обеспечен государственной торговлей, то необходимо было найти способ организации обмена между городом и деревней. В принципе можно было бы осуществить обмен за счет соответствующей государственной системы торговли. Однако ее организация требовала бы отвлечения значительных трудовых ресурсов на доставку и продажу товаров в город и деревню. Между тем, у крестьян есть значительное свободное время, которое имеет для них небольшую ценность. Они готовы потратить это время на доставку и продажу товаров в городе и покупку там нужных им товаров. Они даже в этом заинтересованы, так как при низком уровне доходов им нежелательно оплачивать услуги посреднических организаций.

      Все сказанное привело к образованию в СССР колхозного рынка, который мы условно назовем белым. Он менее желателен для государства, чем красный, так как менее управляем. Однако как рынок официальный, он ограничивается государством не только с точки зрения определенных часов работы. Государство определяет на этом рынке и верхние пределы цен. Эти цены не могут превышать цены на соответствующие продукты в государственных магазинах, кажется, более чем в три раза.

      Обычно государство не прибегает к прямому вмешательству в цены на колхозном рынке.

      Но когда в конце 1960-х гг. был неурожай, то на рынке были установлены предельные цены. Это привело к быстрому дополнению белого рынка другим типом уже нелегального рынка. На том же колхозном рынке, теми же продавцами, но уже “из-под полы” продавались по более высоким ценам нужные товары. На прилавках же лежали худшего качества продукты. Необходимость риска для продавцов в еще большей мере увеличивала цены: они были в полтора-два раза выше предельных официальных цен.

      Теоретически в СССР принято считать, что по мере движения к коммунизму все в большей мере должна возрастать в хозяйстве роль государственной собственности. Это означает, что должно произойти повышение роли совхозов в сельском хозяйстве, ликвидация приусадебных участков и отсюда исчезновение колхозного рынка. Но возможно, что рост доходов крестьян в колхозах, сопровождаемый введением денежной оплаты, сокращение товарности приусадебных участков из-за нежелания крестьян при отсутствии товарного покрытия имеющихся денег чрезмерно трудиться, приведет к тому, что масса товаров, продаваемых на колхозном рынке, будет уменьшаться и вне зависимости от роста государственной собственности. Имеющаяся советская статистика как будто подтверждает эту тенденцию. Так, относительная роль колхозного рынка в общем товарообороте имеет явно выраженную тенденцию к снижению. Даже в обшей продаже продовольственных товаров по фактическим ценам с 1950 г. по 1972 г. произошло сокращение доли колхозного рынка с 28,7% до 7,7%.

      2. Полулегальные рынки

    7. Серый рынок
    8. . Предметы потребления

      На этом рынке товарами выступают допускаемые государством предметы личного потребления (и услуги), которые “выносятся” туда их законным владельцам и продаются. Нелегальность этих операций заключается только в том, что возникающие сделки официально не регистрируются и получаемые деньги не облагаются налогами.

      К числу товаров, фигурирующих на этом рынке, относятся сдаваемые в аренду городские квартиры, дачи, уроки “частных” преподавателей, ремонт квартир и т. п.

      Рассмотрим несколько подробнее причины образования серого рынка по отдельным товарам.

      Известно, что в СССР в городах дома строит преимущественно государство. Оно формально распределяет их между жителями города через районные Советы депутатов трудящихся. В СССР в основном городские жители получают жилую площадь от учреждений и предприятий, где они работают. Важность данного учреждения или предприятия и имеющаяся потребность у него в кадрах определяют размер выделенного ему государством жилого фонда.

      Система натурального распределения жилой площади в СССР продиктована тем, что жилая площадь используется как дополнительный стимул, чтобы привлечь работника на данную работу. Дополнительная плата не могла бы сыграть такую роль, которую в этом случае играет жилье. Выделение жилья создает помимо всего и потенциальную возможность лишить его, если работник покидает данное предприятие по собственному желанию. Эту возможность можно при необходимости и реализовать.

      В гостиницах может поселиться лишь человек, не живущий в данном городе. Это он подтверждает администрации гостиницы своим паспортом, в котором есть отметка милиции о месте его постоянного жительства. Самому арендовать на время жилую площадь не представляется возможным. Между тем, в силу различных причин, у городских жителей возникает потребность в площади, которую они не могут получить от государства. Так, студенты, приезжающие в город на учебу, не всегда могут получить общежитие. Молодая пара, желающая отселиться от родителей, также иногда ищет жилье и т. п. Они готовы снимать жилье и платить деньги, чем жить с родителями.

      Спрос на дополнительную площадь рождает и предложение.

      Некоторые семьи испытывают острую нужду в силу того, что умер глава семьи, или нужны деньги для эффективного лечения (об этом см. ниже) и т. п. Такие семьи или ставшие одинокими люди сдают одну из своих комнат или часть комнаты.

      Довольно часто ищущие жилую площадь находят ее через своих друзей и знакомых или через объявления. Но довольно давно в крупных городах возникли некоторые места (обычно у бюро обменов – фокальная точка), в которых неофициально собираются люди, сдающие жилую площадь и ищущие ее.

      В отличие от государственных цен на оплату квартиры, которые не зависят от района, наличия лифта и других удобств, цены на сдаваемую на сером рынке площадь, как и всякие рыночные цены, учитывают и качественные параметры арендуемого жилья.

      Так, в Москве отдельная однокомнатная квартира со всеми удобствами (имеется в виду наличие газа, электричества, канализации, ванной комнаты) в районе, близком к станции метро, будет стоить около 600 рублей в год. (напомним, что средняя годовая зарплата работника в СССР составляет около 2000 рублей). Комната в квартире, где живет сдающая эту комнату семья, в районе, близком к станции метро будет стоить около 350 рублей в год и т. п.

      Товарами, фигурирующими на сером рынке, являются также услуги, связанные с образование и здравоохранением, которые корректируют бесплатную систему обучения медицинской помощи.

      Известно, что при советской системе обучения в средней школе, как правило, трудно получить хорошие знания иностранного языка. Иностранный язык начинают учить в подавляющем большинстве школ лишь с пятого класса. В классе 35-40 учеников. Занятия иностранным языком проводятся обычно два раза в неделю.

      Интеллигенция первого поколения, как правило, иностранных языков не знает и дома не слышала иностранной речи. Между тем эта интеллигенция своим детям уже пытается дать знание иностранных языков. Для этого к детям приглашаются частные преподаватели.

      Интеллигенты первого поколения уже во взрослом состоянии тоже начинают учить иностранные языки. Это вызвано тем, что в послесталинское время усилились контакты с учеными западных стран, открыто стало возможным чтение западной литературы по соответствующей специальности и т. п. Как правило, такие занятия также осуществляются через частных преподавателей. Посещать вечерние курсы иностранных языков, хотя и недорого, но трудно, так как в классе много учеников и довольно интенсивная программа. Индивидуальные (малыми группами) бесплатные занятия иностранными языками – привилегия преимущественно элиты.

      Частные преподаватели получают за урок (за один академический час), как правило, 3 рубля. Это примерно в 2,5 раза выше оплаты преподавателя иностранного языка в школе.

      Другая причина привлечения частных преподавателей в СССР связана с поступлением в высшие учебные заведения, для которого требуется сдача соответствующих вступительных экзаменов. Интеллигенция стремится к тому, чтобы дать детям высшее образование. Практически все дети интеллигентов стремятся попасть в вузы и при этом, конечно, в лучшие. При этом примерно с 1968 г. усилились трудности с поступлением в вузы детей интеллигентов; существенные преимущества предоставляются детям рабочих и крестьян. Многие из них проходят в вузы вне общей системы экзаменов. Такое вовлечение рабоче-крестьянской молодежи в вузы порождено, по-видимому, тем обстоятельством, что власть имущие хотят парализовать активность студенчества. Особые трудности из-за антисемитской политики испытывают дети из еврейских семей, в которых, как известно, имеется традиционное стремление давать детям образование.

      Ограничение на число мест порождает сильную конкуренцию среди детей интеллигентов при поступлении в хорошие в вузы. Конечно, “конкурс родителей”, коррупция и т. д. неизбежно при этом присутствует. Но, во всяком случае, играет известную роль и мера подготовленности ученика. Вот почему родители стремятся повышать знания своих детей по тем предметам, по которым будут сдаваться экзамены. В особенности, это относится к математике, которую приходится сдавать в качестве вступительного экзамена во многие вузы, и которая, как известно, наиболее трудна для многих школьников.

      Для повышения знаний детей прибегают услугам частных преподавателей, особенно в летние месяцы при непосредственной подготовке к сдаче вступительных экзаменов вузы. Такого рода преподаватели получают за урок в зависимости от своей квалификации до 10 рублей в час с ученика. Занимаются такой частной преподавательской деятельностью в основном преподаватели вузов и школ, а также студенты. Для всех них эта деятельность служит весьма заметным источником дохода.

      Серый рынок в области здравоохранения проявляется в следующем. Медицинское обслуживание в СССР бесплатное. Между тем, хорошие врачи сосредоточены часто в госпиталях при вузах или исследовательских институтах, которые не связаны с обязательным обслуживанием жителей данного района. Если больница и обязана обслуживать жителей данного района, то выбор врача в ней больной делать не вправе.

      Число хороших врачей ограничено, и они могут в большей или меньшей мере выбирать больных. Больные же, естественно, стремятся попасть к лучшим врачам. Спрос на хороших врачей превышает их предложение. Равновесие достигается благодаря тому, что хорошим врачам больные платят значительные суммы: в некоторых клиниках до 150 рублей за операцию или 25 рублей за частный визит на дом. При этом данная плата – это не плата в качестве благодарности за хорошее лечение, а плата за согласие врача предпочесть данного больного.

      Также в больницах широко распространена плата за ночные дежурства медицинских нянь у постели больного – 10 рублей за ночь. Дежурные няни, как правило, не проявляют необходимой заботы – нет заинтересованности.

      Весьма распространенным видом услуг на сером рынке является ремонт квартир. Это обусловлено следующим обстоятельством. Известно, что в городах почти весь жилой фонд принадлежит государству. Плата за квартиру в СССР действительно очень низка. За квартиру (включая отопление, воду, канализацию) размером 30-35 квадратных метров жилой площади плата составляет порядка 10 рублей в месяц (т. е. примерно 4% месячной зарплаты семьи). Такого рода цены за квартиры явно занижены. Между тем государство отказывается их изменять главным образом из-за идеологических соображений. Низкая плата за квартиру используется для пропаганды советского образа жизни на западе, где затраты на жилье составляют значительно больший процент в бюджете семьи.

      Между тем низкая квартирная плата порождает множество отрицательных последствий, среди которых – плохое содержание домов: не хватает средств на ремонт домов. Текущий ремонт домов жители должны производить за свой счет. Поскольку государственных мастерских для ремонта квартир мало, там большие очереди и высокие цены, то жители предпочитают приглашать частника.

      Обычно это строительные рабочие, которые в свободное от работы время прирабатывают. Нужно заметить, что качество обслуживания частника, как правило, весьма низкое. Общая развращенность по своей основной работе – низкое качество работы, необязательность выполнения заданий, в частности, из-за запоев – непосредственно сказывается и при выполнении частных работ. Редко, чтобы частным образом приглашенный рабочий выполнил бы работу аккуратно и во время. Обычно эти рабочие под разными предлогами (и многие попадаются на этом) пытаются получить аванс, а потом надолго пропадают, пропивая полученные деньги.

      Наконец, в качестве товара на сером рынке фигурируют цветы. Дело в том, что продажа цветов на официальном колхозном рынке ограничена во времени – рынки закрываются к 6 часам вечера – и в пространстве – рынков очень мало и они отдалены от наиболее оживленных мест. Число государственных цветочных киосков также невелико и в них ограничен ассортимент. Но поскольку потребность в цветах очень большая в вечернее время – это приятный и относительно недорогой подарок – и сам товар вполне легальный, то власть имущие разрешили официально частную продажу цветов. Что же касается мест продажи, то это уже вопрос второго порядка. Хотя здесь могут быть недоразумения в том смысле, что милиция может прогнать продавцов цветов, но в целом власти относятся к этому виду торговли в оживленных местах равнодушно, смиряются с нелегальными методами продажи – продавцы не платят налогов с продаваемых товаров. Источники поступления цветов на серый рынок двоякие: или их привозят жители южных районов, или выращивают жители пригородов, имеющие около домов участки земли. Продажа цветов из южных районов стала довольно крупным делом. Им даже занимаются люди, которые все свое время посвящают этому. Имеются оптовые торговцы цветов. В крупных городах они продают их местным жителям, которые организуют розничную торговлю. Частично этим занимаются и жители южных районов, поселяющиеся на значительное время в крупных городах.

      Выращивание цветов вблизи крупных городов становится для жителей пригорода важным источником дохода. Некоторые из них строят теплицы. В советской печати (в “Литературной газете”) в начале 1970–х гг. была помещена статья против такого рода цветоводов, поскольку они возрождают частное производство.

      Розничной торговлей цветами занимаются преимущественно женщины, которых нельзя обвинить в тунеядстве.

      Таким образом, в силу того, что в советском хозяйстве существуют потребительские товары (и услуги), спрос на которые государство полностью удовлетворить не может, появляются люди, которые могут предложить эти товары из своих собственных ресурсов или произвести их своим собственным трудом.

      Поскольку удовлетворение спроса на эти товары, как правило, не противоречит интересам руководителей, а с другой стороны, источник их получения вполне легальен, то государство преимущественно предпочитает не препятствовать этому стихийному процессу.

      Тем самым серый рынок есть рынок по продаже легальных товаров из легальных источников, но осуществляемый в нелегальной форме.

      По мере роста интеллигенции в обществе, которое высоко оценивает здоровье, отдых, образование и т. п., возрастает спрос на этого рода блага.

      Можно полагать, что СССР переживает фазу развития, когда рост численности интеллигенции будет происходить более быстрыми темпами, чем изменение условий, порождающий серый рынок. По мере роста богатства страны станет возможным большее строительство загородных пансионатов, введение государством более высокой платы за аренду жилья и облегчение его покупки и аренды, углубление дифференциации школ с точки зрения качества обучения.

      Это должно привести к сокращению роли серого рынка.

      4б. Средства производства

      Предметами, фигурирующими на этом рынке, являются всевозможные средства производства, преимущественно различного рода материалы, запасные части и т.п., используемые непосредственно для производства товаров, принадлежащих государству. Обмен на этом рынке носит натуральный характер. Наличие ресурсов у участников из-за полулегального характера их образования неизвестно широкому кругу участников.

      Рассмотрим причины возникновения серого рынка средств производства в условиях действующего в СССР экономического механизма, в котором нет такого рынка (хотя, может быть, такой механизм и не существует!).

      Система планирования в СССР построена во многом на принципе “силовой игры”. По всей вертикали, начиная с Госплана и кончая рабочим местом, идет работа между управляющими и управляемыми за назначение плана. Как известно, управляемые пытаются получить как можно меньший план по выпуску продукции и как можно больше включить в план затрат.

      Наличие больших ресурсов, получаемых по плану, дает предприятию возможности в случае надобности легче перевыполнять план и по выпуску продукции, и по увеличению прибыли, маневрировать ресурсами и т. п. (В частности, наличие этих ресурсов дает иногда возможность и нелегального производства товаров на рынок. Об этом мы ниже подробнее поговорим.) Разберем ситуацию, когда наличие избыточных ресурсов облегчает предприятию производить потом вполне законные действия по выполнению и перевыполнению плана. Возможность получения избыточных ресурсов по плану обусловлена тем, что технико-экономическое обоснование плана не может быть дано, так как трудно расчитать хороший план в условиях, когда нет серьезно обоснованных нормативов, совершенных методов планирования и т. п.

      Технико-экономические обоснования плана используются лишь как одно из средств в силовой борьбе сторон, участвующих в составлении плана. Большую роль в этой борьбе играют человеческие отношения. Управляемые для получения более льготного плана не только пытаются скрыть свои возможности, но и прибегают ко всевозможным методам подкупа управляющих. Суммы, затрачиваемые на подкуп, сравнительно небольшие, так как сами управляемые не плучают от льготных планов очень большие материальные выгоды. Обычно этот подкуп выражается в том, что управляющие приглашаются на попойки в рестораны, участвуют в торжествах по случаю получения предприятием места во Всесоюзном социалистическом соревновании (наряду с переходящим красным знаменем выдаются и значительные денежные премии) и т. п. Коррумпирование вышестоящих чиновников – явление массовидное, довольно безопасное.

      Практически за подкуп работников вышестоящих организаций для получения льготного плана не существует наказания. Очень трудно доказать, что завод получил льготный план. Всегда можно привести доводы в пользу того, что заводу дан оптимальный план.

      Итак, если удается “выторговать” у вышестоящих организации большие плановые затраты, то у ниже стоящего звена обнаруживаются излишки. Поскольку заявки “обрубаются” вышестоящими органами неравномерно по разным ресурсам, то, вообще говоря, размер этих излишков неодинаков.

      Вместе с тем у хозяйственной ячейки может быть нехватка ресурсов по ряду позиций. Эта нехватка возникает либо из-за недопоставок продукции, поскольку уже в самом плане заложена его несбалансированность (поставки продукции с намечаемых к вводу предприятий, которые, как правило, в срок не вводятся), либо из-за возникшего брака в производстве и т. п.

      Такого рода несбалансированность между предложением и спросом на различного рода ресурсы наблюдаются в советской экономике на всех уровнях иерархии, вплоть до рабочих мест (особенно не в массовом производстве). Искусство участников советской экономической системы заключается в том, чтобы обменять имеющиеся у них сверхрезервные излишки на недостающие товары. Квалифицированные работники знают, что у кого есть, и по своим неофициальным каналам организуют обмен.

      Обычно этот обмен происходит следующим образом. К примеру, звонит начальник отдела снабжения данного завода своему знакомому начальнику отдела снабжения другого завода и спрашивает его: “Иван Петрович, нет ли у тебя такого профиля металла тонн этак 10?”. На что Иван Петрович отвечает: “Дорогой Евсей Абрамович, конечно, для тебя найдется. Но что дашь мне взамен? Есть ли у тебя, скажем, подшипники такого диаметра?”. В ответ следует: “У меня их нет, но я попытаюсь узнать у Виктора Иосифовича и перезвоню тебе”. Так возникают подчас очень длинные цепи натурального обмена.

      Сложность такой сети обменов обусловлена тем, что фактически обмен носит сугубо натуральный характер. Не используются деньги, которые, как всеобщее гарантирующее средство, могли бы “развязать” обменные отношения. Если деньги и используются, то только для формальности.

      Государственные деятели понимают необходимость такого рода перераспределения ресурсов. Они понимают также, что работники при этом действуют в основном в рамках порожденного ими же самими механизма планирования, при котором должны возникать льготные планы. К тому же работники всех уровней иерархии, кроме верхнего уровня, принимают такой же порядок планирования, так как он позволяет им получать дополнительные блага довольно безопасным способом (как мы уже отмечали, из-за трудности доказательства коррумпированности).

      В силу сказанного вышестоящие организации “закрывают глаза” на источники возникновения излишних ресурсов. Они разрешают осуществлять на всех уровнях иерархии рассмотренный между участниками обмен вполне легальным образом. Например, на уровне предприятий выражается в том, что участники обмениваются соответствующими официальными письмами и выставляют друг друга счета в банке. При этом, если товары не входят в основные фонды и не фондируемые, то такой обмен писем – достаточное основание для обмена. Если же товары фондируемые или принадлежат к основным фондам, то во всех случаях требуется разрешение на обмен от вышестоящей организации. Обычно получить это разрешение не представляет никакого труда и это чисто формальный акт, но в условиях государственной собственности на средства производства, неизбежно требуется такой подход.

      Подытожив сказанное, можно сделать следующий вывод. В СССР действующая система планирования порождает избыток и нехватку отдельных ресурсов. Создание избытка ресурсов связано в значительной мере со всевозможными нелегальными методами получения льготных планов. Вместе с тем имеются вполне легальные методы перераспределения имеющихся ресурсов, которые направлены на то, чтобы добиваться выполнения и перевыполнения плана в условиях, когда имеются порожденные планом избыток и нехватка отдельных ресурсов. Это перераспределение осуществляется по подобию рыночного механизма. Серым рынком средств производства мы называем рынок, который действует легально, но является производным полулегальных актов, осуществляемых в процессе функционирования экономики.

      Заметим, что наличие рынка средств производства оказывает развращающее влияние на участвующих в нем работников. Он узаконивает негодные средства – ложь и коррупцию, поскольку позволяет реализовать то, что достигнуто с помощью этих средств в ходе составления плана. А там, где сделан первый шаг к развращению, порождаемому самой системой планирования, там следуют и другие шаги, уже ведущие, как мы увидим ниже, и к черному рынку тоже.

      Говоря о тенденциях развития серого рынка средств производства, можно заметить следующее. В принципе допустимо предположить улучшение механизма функцирования советского планового хозяйства, позволяющее уменьшить роль этого рынка. Это улучшение может выразиться, во-первых, в ведении оплаты работников, в первую очередь за фактический рост эффективности производства (увеличение выпуска продукции и уменьшение затрат по сравнению с предыдущим периодом) при наличии штрафов за невыполнение планов.

      Во-вторых, по мере роста квалификации работников и материальных стимулов к повышению эффективности производства может быть уменьшена мера наказания за невыполнение плана, разумеется, при сохранении ответственности за его выполнение. При условии, когда невыполнение плана сулит применение административных мер (в частности, большие неприятности руководителю как коммунисту), трудно, конечно, ожидать от руководителя ослабления борьбы за получение льготных планов.

      3. Нелегальные рынки

    9. Коричневый рынок
    10. Основной причиной, порождающей данный рынок, является так называемая дефицитность товаров. Дефицитные товары имеются среди средств производства и предметов потребления. Причины образования дефицита этих товаров могут быть самые различные: невыполнение плана, ошибки в планировании, отсутствие гибких прямых связей между поставщиками и потребителями и т.п. Ниже мы рассмотрим только рынок дефицитных товаров, который отличается тем, что само наличие дефицитных товаров осознанно “закладывается” в самом плане.

      Рассмотрим в отдельности образование рынка дефицитных предметов потребления и средств производства.

      5а. Предметы потребления

      а) Дефицитные товары красного рынка

      В СССР на ряд потребительских товаров цены установлены ниже равновесных, поэтому спрос на эти товары обгоняет их предложение, и они являются дефицитными. (Заметим, что на ряд товаров, потребности в которых так же не удовлетворены полностью – т. е. при снижении их цен или росте доходов потребление этих товаров возросло бы – в СССР установлены цены равновесия, спрос и предложение этих товаров уравнено. По крайней мере это относится к потреблению масла, сыров и т. п. продуктов во многих городах.)

      К числу дефицитных товаров относятся многие виды женской одежды, ковры, импортная мебель, холодильники, легковые автомобили, строительные материалы и т. п. Заметим, что дефицит не относится к предметам первой необходимости, как, скажем, хлеб, сахар, масло, овощи, обычная одежда и т. п. Казалось бы, что в этом случае государство могло бы повысить цены на дефицитные товары, не боясь народного взрыва, так как это повышение не коснется особо жизненно важных предметов.

      Возможно все же, что причина наличия дефицитных товаров – страхи государства повысить цены из-за возможного недовольства населения. Мне пришлось слышать в частной беседе от довольно крупного чиновника, занимающегося ценообразованием, такое объяснение наличия ряда дефицитных товаров. Он считал, что наличие заниженных цен вызвано следующими политическими соображениями. Заниженные цены, по его мнению, позволяют создать у населения иллюзию доступности этих товаров, того, что в принципе человек с невысоким доходом может их купить – надо лишь выстоять очередь. В этом случае невозможность покупки без очереди обусловлена, мол, лишь временными трудностями, временной нехваткой товаров. По мере увеличения производства дефицитных товаров очереди будут сокращаться.

      Из этой точки зрения на наш взгляд, следуют и некоторые косвенные результаты. Поскольку в СССР нет механизма борьбы за увеличение зарплаты и имеются, вообще говоря, неограниченные возможности роста цен, то такое искусственное удержание цен есть какое-то свидетельство того, что все-таки существуют ограничения для власть имущих, что они боятся перевозбудить население. Тот факт, что правительство соглашается порождать очереди и вызываемое этим недовольство, оказывает на него влияние, побуждает его к увеличению выпуска потребительских товаров.

      Теперь рассмотрим негативные стороны образования дефицитных товаров с точки зрения интересующей нас проблемы, выясним ту плату, которую несет общество за создаваемые здесь государством иллюзии.

      Наличие дефицитных товаров порождает нелегальную систему продажи товаров в государственной сети. Механика этого разнообразна, например, продавщица магазина сообщает знакомым, когда будет привезен дефицитный товар. Покупатель приезжает, постоит в очереди и покупает товар, или продавцы “откладывают” его (на дефицитной модели пишут “Продано”, откладывают дефицитную одежду под прилавок и т. п.). Сумма доплаты в таких случаях ниже, чем у спекулянтов, но зато труднее найти продавцов, готовых идти на риск с незнакомыми людьми.

      Часто продавцы имеют дело с “проверенным контингентом” покупателей и спекулянтов.

      Можно смело сказать, что подавляющее большинство продавцов в магазинах промтоваров участвуют в такого рода продаже дефицитных товаров – ведь дефицитные товары есть практически во всех магазинах. Если даже молодая продавщица честна, то ее принудит к этой деятельности заведующий отделом, которому она должна отдать часть дохода, а тот, в свою очередь, должен отдать часть дохода директору магазина, а тот – в райторг и на базу, где ему дали дефицитные товары (ведь могли дать другому и т. п.) и так до самого верха торговой иерархии.

      Вскрытие в конце 1950-х гг. злоупотреблений в области торговли показало, что в этом был замешан заместитель министра торговли СССР.

      Все сказанное о продаже работниками торговой сети дефицитных товаров относится как к работникам красного, так и розового рынка. Именно невозможность и на розовом рынке официально установить цены на товары выше государственных, порождает там те же искусственно созданные дефицитные товары, что и на красном рынке.

      Что же заставляет работников торговли идти на нелегальные методы продажи? С одной стороны, низкий уровень жизни, невысокая зарплата. В магазинах зарплата продавца составляет около 1000 рублей в год. С другой стороны, есть непосредственная возможность нелегально заработать деньги (инженер тоже, может быть, торговал бы из-под полы дефицитными ресурсами, но у него их нет). При этом есть сравнительная безопасность в указанных методах продажи дефицитных товаров, так как трудно установить факт того, что продавщица звонила кому-то или отложила товар. К тому же работники милиции, призванные бороться с такого рода методами торговли, сами получают небольшие доходы и их легко коррумпировать.

      Отметим еще один вид дефицитных товаров, встречаемых на коричневом рынке, – это нелегальное обслуживание легковым транспортом, не принадлежащим частным лицам. В крупных городах СССР в основном налажен городской транспорт, особенно и главным образом метро. Однако парк такси во многих крупных такси недостаточен. Это вызвано тем, что занижен тариф, недостаточно стимулируются шоферы к дальним поездкам и т. п. И здесь опять приходит на помощь частник. Цена его услуг примерно такова же, как и такси.

      Легковые машины, нелегально предлагаемые для обслуживания, обычно принадлежат учреждениям и предприятиям. Известно, что в СССР руководители предприятий и учреждений имеют в своем распоряжении легковые машины. Сами руководители, независимо от возраста и положения, машину не водят: для этого имеются штатные шоферы. Заработная плата этих шоферов обычно невысока – ниже средней зарплаты в СССР. Для того, чтобы удержать хороших шоферов, в которых руководители очень заинтересованы, они тем или иным путем пытаются увеличить их доход. Среди действующих здесь средств есть и следующее. Шофер легковой машины получает разрешение во время, удобное для руководителя, к которому этот шофер прикреплен, пользоваться машиной для обслуживания частных лиц. Дополнительный доход шофера в этом случае составляет примерно половину его оклада.

      б) Импортные товары у частных лиц

      В Советском Союзе производятся далеко не все виды товаров, нужные населению. Многие качественные товары, особенно обувь, одежда, мебель, официально импортируются и продаются в государственных магазинах.

      Однако количество импортных товаров недостаточно и их ассортимент небогат. Между тем, ввоз импортных товаров в СССР, особенно из искусствен-ных материалов, очень выгоден. Соотношение цен на эти товары на Западе и в СССР такое, что по многим из них покупательная способность доллара до десяти раз выше рубля. Напрмер, костюмы из синтетики, которые в США стоили 12-15 долларов, в СССР стоили на розовом рынке до 120 рублей.

      В СССР существуют вполне легальные частные источники получения импортных товаров с Запада. Их привозят в основном моряки, которые приходят с загранплавания, гастролирующие на Западе советские артисты, участвующие на соревнованиях в западных странах спортсмены и др. Они бывают за границей довольно долгое время и легально могут накопить достаточное количество денег для покупки на Западе товаров, которые очень модны в СССР. (Туристы или делегаты на научные конференции едут на Запад на сравнительно короткое время и покупают одежду на имеющуюся у них ограниченную валюту лишь для своей семьи). Правда, на советской таможне имеются ограничения на возможность провозить товары больше определенного количества. Но обычно таможенники и не проверяют содержимое чемоданов гастролирующих на Западе артистов, спортсменов и др. По существу, получаемые советскими гражданами дополнительные доходы за счет продажи купленных на Западе вещей рассматриваются государством как дополнительное их вознаграждение. Это, возможно, также компенсация за то, что полученная этими гражданами валюта на Западе за выступления или работу в международных учреждениях почти целиком изымается государством.

      Формально есть возможность сбывать привозимые в СССР частным образом товары через государственную сеть комиссионых магазинов. Однако пользование этой сетью имеет известные неудобства, хотя цены в них установлены довольно высокие. Чтобы сдать вещи на комиссию, надо предъявить паспорт. Сам факт этой регистрации уже неприятен для продающего, а при достаточной частоте продажи и довольно опасен для него, особенно если это новые западые товары.

      Кроме того, в комиссионых магазинах надо платить за услуги.

      В силу сказанного возникает коричневый рынок импортных товаров, который, как мы увидим ниже, перерастает в черный, когда уже привлекаются к продаже товаров не только владельцы, но и спекулянты.

      Таким образом, наличие для государства коричневого рынка предметов потребления является в принципе нежелательным, так как создает искусственное перераспределение доходов между населением, является источником легкого заработка. Однако государство не преследует жестоко участников коричневого рынка, ограничиваясь снятием с работы и т. п. Возможно, государство рассамтривает этот рынок как необременительное для себя средство привлечения работников в важные для государства области деятельности, где можно таким путем ограничиваться сравнительно низкой заработной платой.

      5б. Средства производства

      Дефицитность средств производства также закладывается в самом плане. Мы рассмотрим только одну из групп дефицитных товаров, непосредственно связанную с рассматриваемой нами темой.

      Известно, что в СССР имеется дефицит запасных частей, в особенности к машинам массового пользования – тракторам, автомибилям, сельско-хозяйственным орудиям. Наличие дефицита в этих деталях имеет множество причин. Отметим лишь одну из них, которая менее всего обсуждалась в печати. В СССР технологии производства указанных машин, равно как и других, рассчитываются, прежде всего, исходя из соображений высокого военного потенциала, возможности быстрейшего переключения на выпуск военной продукции. Во время войны срок службы танков, автомашин, минометов и других видов оружия и снаряжения довольно короткий. Поэтому не требуются машины, служащие длительное время; запасные части к ним также нужны в сравнительно ограниченных количествах.

      Исходя из сказанного, мощности советских машиностроительных заводов, соотношения между сборочными и механическими цехами строятся таким образом, чтобы максимизировать в случае надобности выпуск военной продукции.

      Поскольку же выпуск мирной продукции требует иных соотношений между производством машин и запасных частей, то возникает конфликт. Он разрешается в пользу военных целей. Поэтому уже в самом плане закладывается нехватка запасных частей относительно спроса на них.

      При наличии дефицитных запасных частей и системе рационированного их распределения в наибольшей мере страдает от их недополучения сельское хозяйство. Оно является крупным потребителем этих частей и вместе с тем считается менее важной отраслью, чем тяжелая промышленность, транспорт, строительство и т. п. Поэтому сельскому хозяйству отказывают почти в первую очередь от фондируемых запасных частей. Между тем, ответственность за урожай у руководителей сельскохозяйственных предприятий весьма высокая. Всякого рода легальными методами они пытаются получить эти части. В это дело включаются обкомы и райкомы партий, несущие особенную ответственность за поставки сельскохозяйственных продуктов. Они обязывают предприятия, находящиеся под их партийной опекой, производить запасные части для сельскохозяйственных машин.

      Но все эти легальные методы не всегда достаточны. Вместе с тем, колхозы имеют больше возможностей, чем государственные предприятия, распоряжаться деньгами, имеющимися на их счете в банке. В силу сказанного руководители колхоза стимулируют организацию коричневого рынка запасных частей. Такой его темный цвет обусловливает то обстоятельство, что колхозы покупают ворованные запасные части. Эти части для них изготавливают по личной договоренности рабочие на заводах, которые затем их воровским способом передают колхозам. Иногда руководители колхозов вступают в такие же незаконные отношения с руководителями государственных учреждений. За полученные с завода запасные части руководитель получает соответствующую довольно значительную сумму денег.

      С точки зрения методов, используемых на этом рынке, его надо было бы отнести к черному. Вместе с тем, здесь есть и смягчающие обстоятельства. Руководители колхозов, которые толкают работников завода на воровство, не преследуют непосредственной личной корысти в том смысле, что они стремятся не столько к личному обогащению, сколько к устойчивости, обеспечиваемой им выполнением плана поставок нужных государству сельскохозяйственных продуктов.

      Все эти смягчающие обстоятельства и позволяют считать, что мы в данном случае имеем дело с коричневым рынком и соответствующей ему административной, а не уголовной системе наказаний его участников.

      В перспективе коричневый рынок средств производства может быть серьезно сокращен. В частности это зависит от оценки руководителями угрозы войны. Если возможность войны может быть отодвинута, то тогда допустимо изменить пути построения военного потенциала. Можно наращивать военный потенциал при более эффективной структуре производства в мирное время: увеличения долговечности машин и увеличения выпуска запасных частей. Достигнутая здесь экономия может позволить потом еще в большей мере расширить военный потенциал.

    11. 6. Черный рынок.
    12. Черным рынком мы назовем рынок, участники которого преследуются государством и осуждаются как лица, совершившие уголовное преступление. Структуру черного рынка мы рассмотрим с точки зрения меры легальности обращающихся на нем товаров. Эта специфика товаров породила и специальные термины для их владельцев, участвующих в деятельности этого рынка.

      6а. Легальные товары

      а) Легально получаемые товары с ограниченным производством-импортом

      Наличие многообразных дефицитных предметов потребления отечественного производства и импортных приводит также и к перерастанию сформированного им коричневого рынка в черный. Для этого рынка уже характерно образование специальной группы людей, осуществляющих перекупку товара – спекулянтов. Дело в том, что работники государственных магазинов, занятые на коричневом рынке, часто боятся иметь дело с многочисленными случайными покупателями дефицитных товаров. Они предпочитают, несмотря на известную опасность, постоянного специализированного оптового покупателя-спекулянта.

      Владельцам импортных товаров часто также невыгодно продавать товары в комиссионные магазины, так как там нужно регистрироваться, цены бывают недостаточно высокие и т. п. Приехавшие с Запада советские моряки, артисты, спортсмены не всегда имеют достаточное число знакомых, которым им удобно продавать привезенные вещи. В силу всего сказанного, такого рода товары, привозимые из-за границы, сбываются их владельцами через спекулянтов, т. е. на черном рынке.

      Этот черный рынок “паразитирует” на теле других рынков, в частности, белого. В ряде городов, особенно портовых (Одесса, Таллин и др.) на “барахолках” продаются и импортные товары, как правило, “из-под полы”, так как новые товары там продавать нельзя. В городах, где нет “барахолки”, как, например, в Москве, указанные импортные товары формируют особый рынок – товары покупаются у спекулянтов дома.

      Другим серьезным источником импортных товаров являются иностранные туристы. В особенности это относится к туристам из Финляндии, которым очень легко приезжать на уикэнд в Ленинград. Поскольку в Финляндии есть известные ограничения на потребление алкоголя, а в СССР их нет, то поездка в СССР позволяет им смягчать эти ограничения. Часто эти туристы привозят для сбыта в СССР всевозможную дешевую в Финляндии одежду из нейлона, которая в СССР очень дорога. Они также пользуются услугами спекулянтов.

      Как мы уже выше отмечали, спекулянты нетерпимы для государства, хотя они по существу выполняют за него функцию выравнивания спроса и предложения. Поскольку спекулянты идут еще на риск быть пойманными и осужденными, то они за это устанавливают более высокие цены.

      Вообще трудно ответить на вопрос, насколько цены у спекулянтов выше, чем в государственных магазинах. Надбавки к цене варьируют не только в зависимости от меры дефицитности товара, но и от того, “какой руки спекулянт”, в смысле, непосредственно ли он покупал товар в магазине или сам перекупал, торгует ли спекулянт “ходовыми” товарами в больших количествах (прибыль с оборота) или изысканными товарами в малых количествах. Доминирующей, грубо говоря, можно считать спекулятивную надбавку в пределах от 40 до 100 процентов от государственной цены товара. Иногда спекулянты продают “очередь”, т. е. они занимают заранее место в очереди за дефицитных товаром и потом за деньги уступают это место нуждающемуся в этом товаре. Купить “очередь” несколько дешевле, чем купить товар у спекулянта.

      Мне трудно оценить число спекулянтов в СССР, поскольку спекулянта трудно найти даже тому, кто готов у него купить товар. Но я бы рискнул сказать, что число спекулянтов составляет несколько сот тысяч. По преимуществу это замужние женщины, которые имеют право не работать. Есть среди спекулянтов и люди, которые совмещают спекуляцию с основной работой. Это в особенности относится к дворникам в крупных городах. Они работают преимущественно по ночам и ранним утром. В это время они занимают очереди в магазинах, где ожидается получение дефицитных товаров.

      Наличие спекулянтов оказывает развращающее действие на общество, порождает заметный слой людей, который готов зарабатывать большие суммы денег, рискуя получить уголовное наказание. Хотя угроза наказания уравновешивает большие доходы, но то, что государство порождает источник этих доходов, за которые надо платить тюрьмой, есть дьявольский соблазн для людей.

      На ниве дефицитных товаров процветают не только мелкие и крупные спекулянты. Есть и жулики, ловко эксплуатирующие нехватку товаров. Некоторые из них – подлинные мастера своего дела – по изобретательности подстать Остапу Бендера.

      Можно полагать, что в ближайшие годы роль рассмотренного черного рынка (равно как и коричневого) предметов потребления будет возрастать. Основаниями для того являются резко возросшая сумма свободных денег у населения (в сотнях млрд. рублей), во многом ожидающая своего товарного покрытия, при условии, что производство и импорт нужных населению товаров существенно не увеличиваются.

      В более отдаленном будущем, если уровень благосостояния населения возрастет, то можно полагать, что государство откажется от использования эффекта, порождаемого иллюзией возможной покупки товара со всеми соответствующими ему отрицательными последствиями.

      б) Легально получаемые товары с ограниченным сбытом

      Все рассмотренные нами выше дефицитные товары относятся к числу тех, которые государство стремилось бы расширить продавать, если бы располагало для этого соответствующими ресурсами.

      Вместе с тем, в советской экономике возникают дефицитные товары как следствие попыток государства сократить их потребление. К числу таких товаров относятся в первую очередь винно-водочные изделия.

      Известно, что неуемное потребление алкоголя – трагедия России. В СССР эти “славные традиции” приумножились. Одной из причин этого является то, что при существующих в СССР ценах на питание, одежду, автомашины и т. п. товары, на рубль затрат наибольшее количество положительных эмоций можно получить от алкоголя. Отличие Запада от СССР в этой связи заключается в том, что цены на крепкие алкогольные напитки на Западе сопоставимы с ценами на одежду, обувь; цена на хорошую рубашку, пару туфель сопоставима с ценой поллитровой бутылки крепкого вина. В СССР же бутылка водки стоит в 5–10 раз меньше хорошей рубашки, пары обуви и т. п.

      Отношение государства к алкоголю двоякое: с одной стороны, отрицательное – это бич производства, одна из причин преступности и т. п.; с другой – положительное – это мощный источник доходов бюджета (10%), а главное – это средство психологической разрядки для масс.

      Когда отрицательные стороны начинают беспокоить власть имущих особенно сильно, то они издают очередное постановление, направленное на сокращение алкоголизма. Среди мероприятий, включенных в одно из таких постановлений последнего десятилетия, было и такое: запретить продажу водки до 11 часов утра и после 7 часов вечера. Тем самым предполагалось, что хотя бы рабочие не будут пить до работы или в начале работы, а также вечером.

      Однако постановление не может отменить спроса на водку и утром, и вечером. Купить водку про запас нереалистично, так как если водка есть, то она распивается.

      Таким образом, водка утром и вечером стала дефицитным товаром. И, как всегда в таких случаях, появляется черный рынок. Он начинает формироваться уже непосредственно в государственной торговой сети. Продавцы магазинов, торгующих винно-водочными изделиями, берут на себя роль спекулянтов, отпускают утром и вечером водку из-под прилавка, беря за эту услугу примерно лишний рубль (25% к цене).

      Затем черный рынок на алкоголь перебрасывается к лицам, совмещающим свою основную работу со спекулятивной нелегальной продажей алкоголя. Этим делом обычно занимаются шоферы такси, которых легко найти на стоянках такси.

      Наконец, появились и профессиональные спекулянты алкоголем. В основном это пожилые женщины; были и случаи вовлечения в это дело и подростков, которые занимались поисками покупателей.

      Ограничение на сбыт легально обращаемых товаров, как винно-водочные изделия, является одной из причин повышенной цены на эти товары относительно затрат ресурсов на их производство: в цену включается и оценка ограничения на максимально возможное производство этих товаров(5).

      Возможность дешевого производства крепких алкогольных напитков в домашних условиях приводит к появлению на рынке такого полулегального товара, как “самогон”.

      По оценке проф. В. Тремля, проведшего весьма интересные исследования по “винно-водочному балансу” СССР, производство самогона составляет около трети от всего потребления алкогольных напитков, произведенных государством(6). В особенности производство и потребление самогона характерно для сельских районов.

      По преимуществу самогон, по-видимому, потребляется самими его производителями. Но известная его часть продается на черном рынке. К сожалению, пока нет возможности дать более точное количественное представление о роли самогона на черном рынке.

      Можно полагать, что существенной причиной сравнительно низкого уровня продажи самогона является довольно высокая мера наказания за его продажу (мера наказания за производство самогона для собственного потребления существенно ниже). Так, за продажу самогона следует тюремное заключение сроком от одного года до трех лет с возможной конфискацией имущества.

      в) Нелегально получаемые товары

      Рассмотренный выше черный рынок образовывался из легально получаемых из торговой сети товаров.

      Черный рынок в СССР в известной мере образуется и на базе нелегально производимых товаров, в конечном счете потребительских, так как только на них можно получить наличные деньги; контрабанда в СССР при существующей охране границ практически невозможна. Расхитители социалистической собственности – вот участники черного рынка получения легальных товаров нелегальными методами. На этом черном рынке могут быть дефицитные и недефицитные товары; важно, что все они производятся из ворованных материалов на государственных (кооперативных) предприятиях или воруются в торговой сети. Выше, когда мы рассматривали причины образования серого рынка средств производства, было отмечено, что действующая в СССР система “силового планирования” порождает у предприятий резервные ресурсы. Как правило, руководители предприятий используют их в целях выполнения и перевыполнения плана. Поскольку они в этих случаях лично существенно не обогащаются, а лишь сохраняют свое место и получают относительно невысокие премии за выполнение и перевыполнение плана, то мы и были склонны считать, что в этом случае образуется серый рынок.

      Но образуемые у хозяйственных ячеек резервы в ряде случаев используются для производства продукции, которая в конечном счете идет потребителям, а деньги (и при этом очень большие) кладутся в карман воротил. Таким путем образованные резервы создают, вообще говоря, потенциальную возможность использования их и для личного обогащения. Психологически незаконные методы образования резервов облегчают и их использование в своекорыстных целях, для личной наживы. В случае, если резервы могут быть использованы для нелегального производства продукции, работники вышестоящих органов получают большие взятки за установление повышенных норм расхода материалов, оборудования и т. п. Большие судебные процессы, время от времени организуемые в СССР, показывают, насколько в самой системе планирования таятся возможности за счет искусственного завышения расхода ресурсов создать у хозяйственных ячеек возможности для производства нелегальных товаров.

      Цепочки нелегального производства потребительских товаров могут быть довольно длинными. Так, предприятия легкой промышленности. точнее, соответствующие артели, которые не имели качественных материалов для производства высококачественной резиновой тесьмы, покупали ворованные материалы у предприятий авиационной промышленности, которым выделялись высококачественные материалы для изготовления парашютов. Часто воровское производство потребительских товаров организуется непосредственно предприятием-изготовителем.

      Заметим, что существовавшие в СССР до конца 1950-х гг. артели по производству предметов потребления были фактически местами в огромной мере нелегального производства товаров. Положение артелей было таково, что стимулировало их к воровству. С одной стороны, по идее артели должны были работать на отходах; они не получали фондируемое сырье от государства. С другой стороны, от них требовали продукцию высокого качества. Малые масштабы производства создавали келейную обстановку, в которой легко было нелегально производить товары.

      В центральных районах СССР проведенное Хрущевым объединение артелей и превращение их в государственные фабрики при введении жестких наказаний за нелегальное производство (вплоть до расстрела) резко сократило нелегальное производство товаров. Однако в ряде республик, в частности в Грузии, где власти были весьма коррумпированы, массовое нелегальное производство существовало вплоть до последних лет. Это подтверждают судебные процессы, проведенные в последние годы в Грузии.

      Для сбыта продукции нелегального производства, поскольку она аналогична легальной, обычно используется государственная торговая сеть, в частности, государственные маленькие магазины или торговые палатки, которые имеются на колхозных рынках. В этих магазинах и палатках, где часто нет складского учета, кассовых аппаратов, существенно облегчается бесконтрольный сбыт товаров.

      Другим источником товаров для черного рынка, порожденным расхитителями государственной собственности, являются товары, украденные на оптовых базах или в самих магазинах. Методы воровства здесь самые разнообразные, в частности, путем списания якобы испорченных товаров, обвеса покупателей и т. п. Реализуются эти товары обычно через государственную розничную систему. Предусмотренные в ней ограничения на продажу нелегально получаемых товаров обходятся. Например, государственное торговое предприятие, имеющее кассовые аппараты, складской учет и т. п., для продажи нелегально полученных товаров организует открытые прилавки в своем районе (особенно это характерно для летнего времени). Продавец, стоящий за прилавком, получает деньги непосредственно; ему можно прямо, минуя склад, завозить ворованные продукты и т. п. Необходимость же создания таких прилавков директоры магазинов резонно объясняют тем, что не хватает помещения магазинов для выполнения плана.

      Наконец, отметим, что часть товаров воруется с государственных предприятий и непосредственно продается населению. Это, в первую очередь, относится к строительным материалам, многие из которых являются дефицитными. Недефицитные материалы продаются на черном рынке дешево – дешевле, чем в государственных магазинах, так как есть риск ответственности и для покупателя ворованных товаров.

      6б. Полулегальные и нелегальные товары

      К числу полулегальных относятся в основном некоторые потребительские товары, которые официально госучреждениями не импортируются. Основная причина этого – идеологические соображения. Так, некоторые виды одежды непривычны для советских людей и ассоциируются с западным образом жизни, например, джинсовые костюмы. Яркие западные платья, галстуки вызывают ассоциации с пижонством, считаются нескромными и т. п. Современная музыка, в том числе и популярная, непонятна, аполитична, т. е. не соответствует марке социалистического реализма. Можно сказать, что в автократических системах, какой и является СССР, лидеры для устойчивости предпочитают привычное. Всякого рода отклонения от привычного способствуют в целом разрушению стереотипов сознания. А если новое приходит еще из “заморских” стран, то вызывает у людей и чувство преклонения перед другими странами, где существуют новые виды одежды и т. п. Поэтому ограничением ассортимента импортируемых товаров власти пытаются пресечь увеличение многообразия в системе.

      Между тем в СССР, как в стране с экстравертной культурой, достаточно много активных людей, которые желают выделяться среди окружающих. Этому выделению способствует и необычная одежда. Поэтому в СССР есть спрос на такого рода нежелательные “полулегальные” товары. Этот спрос весьма выгодно удовлетворять частным лицам, выезжающим из СССР в западные страны на определенное время или иностранцам, приезжающим в СССР. Так, например, джинсовый костюм, стоящий в США 15-20 долларов, продается в СССР на черном рынке за 120-150 руб.

      Полулегальные товары в СССР имеются в сравнительно небольших количествах. Мелкие спекулянты, занимающиеся их продажей, называются фарцовщиками. Государство решительно борется с фарцовщиками помимо всего и потому, что они имеют дело с иностранцами.

      Известная часть товаров в СССР вообще не может быть объектом купли-продажи для частных лиц и является нелегальной. Это прежде всего относится к иностранной валюте, золоту (в слитках), наркотикам и т. п.

      Между тем, и эти товары продаются и покупаются в СССР. Спрос на иностранную валюту и золото предъявляют в основном люди, вовлеченные в черный рынок и имеющие значительные доходы. Из общих соображений они считают целесообразным хранить свои богатства в многообразных формах, в частности, в виде запасов иностранной валюты и золота. Иностранную валюту покупают иногда и советские люди, едущие за границу, так как они ограничены в валюте для покупки товаров, которые они потом могут продать в СССР.

      Источниками иностранной валюты являются иностранные дипломаты, туристы, а также люди, хранящие еще доллары (фунты стерлингов) с 20-х годов, когда они поступали в СССР от родственников, живущих за границей. Одно время советские граждане, возвращающиеся из-за границы, также могли привозить валюту и покупать товары на нее в специальных магазинах. Затем было введено правило, по которому ввезенная валюта должна была быть обменена на сертификаты (именные), по которым можно покупать валюту в тех же специальных магазинах. Потом и это правило было отменено.

      Золото функционирует на черном рынке преимущественно в виде золотых монет царской России. Между тем на черном рынке можно приобрести и золото в слитках, золотой песок. Источники этого золота могут быть самые причудливые, в том числе ворованное золото с приисков(7). Цены на валюту на черном рынке довольно устойчивые: доллар стоит порядка пяти рублей. Лица, участвующие в этом черном рынке, обычно профессиональные спекулянты – валютчики.

      Система наказания за продажу валюты в СССР очень жесткая – вплоть до расстрела. До начала 1960-х гг. за участие валютных операциях было сравнительно слабое наказание – до 2-3 лет тюрьмы. Некоторые люди считали, что при таком слабом наказании имеет смысл заниматься валютными операциями, приносящими большой доход. Можно зарабатывать таким путем десятки тысяч рублей. Если даже попадешь в тюрьму, то за деньги можно облегчить себе режим. А потом, даже не занимаясь валютными операциями, можно жить безбедно. Между тем, когда Хрущев решил пресечь валютные операции, то был введен новый закон, и в нарушение основ римского права судили валютчиков за совершенные ими ранее преступления по новому закону. Ряд “валютчиков” был приговорен к расстрелу. Волна протеста мировой общественности против творимого Хрущевым беззакония, в частности, заявления по этому поводу Бертрана Рассела, не могли остановить карающей руки Хрущева. Некоторые “валютчики” были расстреляны(8).

      На черном рынке также продаются наркотики. Спрос на наркотики порождается теми же причинами, что и на Западе: преимущественно желанием молодежи получить острые ощущения.

      Основным наркотиком является морфий. Источники получения морфия – больницы, где он применяется как обезболивающее средство в острых ситуациях. Морфий воруют в больницах и продают на черном рынке. Цена одной ампулы – один укол – порядка 1 рубля.

      Также продаются на черном рынке гашиш и опиум. Доставляются эти наркотики нелегально из Средней Азии, Азербайджана, где выращиваются соответствующие растения. Их также воруют с предприятий фармацевтической промышленности, где они также используются для приготовления лекарств.

      Используемые на Западе наркотики на советском черном рынке купить практически невозможно: их трудно провезти в СССР, и слишком велик страх перед наказанием для продающего и покупающего.

      Наконец, упомянем о таком нелегальном товаре, как проституция. В отличие от капиталистического Запада, где также нет легальной проституции, но она включена там в серый рынок (полиция закрывает глаза на проституцию), в СССР, как и в других социалистических странах, проституция является товаром черного рынка(9).

      Формально считается, что в СССР нет проституток, проституция как явление ликвидирована. Никакие открытые судебные процессы над проститутками мне неизвестны.

      Однако в СССР, как и на Западе, есть спрос на проституток, особенно в крупных городах, где имеется много людей в командировках, военных и т. п. Спрос рождает предложение. Занимаются проституцией в СССР в основном женщины, которые где-то работают. Профессиональная проституция затруднена, так как если молодая женщина одинока, то она должна по советским законам работать, иначе ее объявят тунеядкой.

      Причины, толкающие женщин заниматься проституцией, на Западе и в СССР одни и те же. По мнению членов комиссии по борьбе с проституцией в Москве, проститутки считают одной из причин, побуждающих их к этой деятельности, низкий заработок на основной работе при желании хорошо одеваться. Если учесть, что пара модных женских сапог стоила до 70 рублей (несколько меньше месячной зарплаты девушек, которая составляла примерно 80-90 руб. в месяц), то становятся понятны аргументы, приводимые проститутками. Поскольку за обслуживание клиента проститутка берет от 5 до 15 руб., то она может заработать деньги на хорошую одежду. На замечание членов комиссии, что проституция может помешать девушкам выйти замуж, одна из девиц ответила, что, наоборот, занятия проституцией позволяют им хорошо одеваться, быть более эффектными, и это может помочь выйти замуж.

      Будущее черного рынка СССР мрачно, как, собственно, и во многих других странах. В принципе, в нем можно допустить следующие структурные сдвиги. Может уменьшиться число спекулянтов по тем же причинам, по которым снизится роль коричневого рынка. Возможно, что при введении в СССР конвертируемой валюты снизится число валютчиков и фарцовщиков.

      Однако при наличии государственной собственности и учитывая человеческую природу – наличие людей, предрасположенных к получению дохода воровскими методами – допустимо полагать, что объем хозяйственных преступлений в стране будет возрастать.

      Что же касается проституции, то она по мере роста крупных городов, облегчения условий аренды жилья и т. п. также может возрасти.

      ***

      Основной вывод, который можно сделать на основе сказанного, заключается в следующем. Не только в ближайшем, но и в отдаленном будущем в СССР останутся многообразные имманентные рынки, и они будут расширяться.

      Останутся и в отдаленном будущем собственно социалистические рынки, хотя глубокое совершенствование социально-экономического механизма функционирования хозяйства может существенно снизить их роль.

      Что же касается рудиментарных рынков, то можно полагать, что в ближайшем будущем они могут даже расшириться, но в отдаленном будущем при соответствующих условиях могут практически ликвидироваться.


      (1) Впервые на советскую теневую экономику как на важный элемент хозяйственной жизни административно-командной системы обратили внимание в конце 1970-х гг. зарубежные советологи - Г. Гроссман, В. Тремл, А. Каценелинбойген и др. Статья Арона Каценелинбойгена (Katsenelinboigen A. Coloured Markets in the Soviet Un-ion // Soviet Studies. 1977. Vol. 29. № 1. Р. 62 - 85), тогда недавнего эмигранта из СССР, выделялась из общего потока тем, что в ней первичный фактический материал не только обобщался, но и теоретически осмыслялся. Именно Каценелинбойген предложил наиболее подробную классификацию рыночных отношений в якобы то-тально планируемом советском хозяйстве. В рамках его подхода теневые отношения выглядят не как аномалия, а как один из компонентов неустранимой даже в СССР системы рыночных связей. На русском языке эта кон-цептуальная статья публиковалась в малотиражном и труднодоступном для россиян издании, см.: Каценелин-бойген А. Советская политика и экономика (книга третья) / Published by Chalidze Publications Benson. Vermont, 1988. С. 5-83. С любезного разрешения автора мы перепечатываем с небольшими сокращениями текст этой ста-тьи, которая по праву считается классическим исследованием по проблемам советской теневой экономики и является источником как по советской экономической истории, так и по истории советологической мысли. Ин-тересно отметить, что хотя А. Каценелинбойген описывал советскую командную экономику эпохи ее расцвета, его классификацией (с небольшими поправками) можно успешно пользоваться и при изучении современной экономики России. Поскольку статья А. Каценелинбойгена является не только научным, но и историческим документом, мы не посчитали возможным сколько-нибудь существенно редактировать ее.

      (2) Известные обобщения и факты, касающиеся действия полулегального и нелегального рынков можно найти в тексте доклада Дмитрия Симеса: Simes D.K. The Soviet Parallel Market // Economic Aspects of Life in the USSR. MainFindings of Colloquim Held 29-31 January, 1975, in Brussels. NATO-Directorate of Economic Affairs. P. 91-100.

      (3) Как следует из работ Р. Аумана (Auman R. Existence of Equilibra in Markets with a Continuum of Trades // Econometrica. Vol. 34. 1966. № 7) и В. Аркина (Аркин В. О бесконечномерном аналоге задач невыпуклого про-граммирования // Кибернетика. 1967. № 2), про континуальном множестве участников и определенном числе товаров можно найти равновесное оптимальное состояние системы с помощью цен и ограничивающих участ-ников доходов, если даже целевые функции участников невыпуклы и т. п.

      (4) Katsenelinboigen А. Constructing the Potential of a System // General Systems. Vol. XIX. 1974. P. 27-36.

      (5) См.: Кацелинбойген А.И., Мовшович С.М., Овсиенко Ю.В. Воспроизводство и экономический оптиум. М.: Нау-ка, 1972.

      (6) См.: Treml V. Alclhol in the USSR: A Fiscal Dilemma // Soviet Studies. Vol. XXVII. №. 2. 1975. Р. 161-177.

      (7) Мне рассказывали в СССР, как была разоблачена группа воров золота на приисках, которое они продавали в Армении богатым людям. Эта группа нанялась на работу на золотые прииски. Она очень интенсивно работала, перевыполняла план и завоевала звание бригады коммунистического труда. По условиям соревнования за это звание победители работают без дополнительного надзора - администрация им доверяет (подобно тому, как лучшие рабочие на машиностроительных заводах получают личное клеймо). Войдя таким образом в доверие к администрации, эта группа начала систематически часть произведенного золота утаивать.

      (8) Это дело было поручено Министерству государственной безопасности: Министерству внутренних дел, чьей прямой обязанностью являются такого рода дела, Хрущев не доверял (и не без оснований), считая его работни-ков коррумпированными. Данное дело, между прочим, создало прецедент, когда МГБ начало заниматься не свойственными ему делами. Войдя во вкус дела и желая повысить свой престиж, работники МГБ предлагали привлекать их к раскрытию других хозяйственных преступлений. Но властьимущие, по-видимому, вовремя спохватились, понимая, как опасно усиление этого карательного аппарата. (Речь идет о знаменитом "деле ва-лютчиков", когда в 1961 г. за спекуляцию валютой в крупных размерах были осуждены и приговорены к смертной казни Я.Т. Рокотов и еще 8 человек. - Прим. ред.)

      (9) Насколько мне известно, в Чехословакии до 1968 г. была легализована проституция, но только для обслужи-вания иностранцев, приезжающих из капиталистических стран более чем на месяц. Этим иностранцам выдава-лись специальные карточки, по которым они в определенной гостинице могли пригласить девушку. Эти девуш-ки состояли на государственной службе, пользовались специальными льготами вплоть до пенсии в соответст-вующем для этой профессии возрасте. Мотивом для такого сервиса иностранцев служил тот довод, что все рав-но они найдут проституток. Уж лучше это дело контролировать, получать за это валюту, чем пускать дело на самотек.