Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №4 //
   "Теневая экономика в советском и постсоветском обществах".

Введение в теорию черных рынков(1)
Д. Баттерворс

Изучение теневых рынков, ставших органическим компонентом командной экономики социалистических стран, начиналось, как ни странно, на материале экономики развитых стран Запада. Часто забывают, что административно-командный хозяйственный механизм, со всеми его сильными и слабыми сторонами, возникает отнюдь не только при “реальном социализме”. Во время Первой и Второй мировых войн экономика практически всех активно воюющих государств подверглась сильному огосударствлению, что не могло не стимулировать развития теневых рынков. Экономическая теория “черных рынков” (black markets) стала формироваться в 1940-е гг. как обобщение именно этого исторического опыта. Те закономерности теневых рынков, о которых пишет в своей книге “Теория ценового контроля и черных рынков” английский экономист Джон Баттерворс (Бирмингемский университет), в значительной степени универсальны для всех форм командной экономики – как “капиталистической”, так и “социалистической”. Ниже публикуется реферат раздела книги, в котором анализируются концепции, объясняющие механизм ценообразования на теневых рынках.

Немедленно после завершения Второй мировой войны в США начались горячие дебаты по поводу того, следует ли ликвидировать созданное в военное время Управление по регулированию цен (Office of Price Administration – OPA) и к чему приведет ликвидация правительственного контроля над ценами. Сторонники отмены ценового регулирования доказывали, что поскольку государственные меры контроля ограничивают предложение товаров, цены на черном рынке (точнее, на сером рынке, поскольку отношение к нему было терпимым) оказываются более высокими, чем они были бы на свободном рынке. В таком случае отмена регулирования должна привести к полной легализации черного рынка и снижению уровня цен. Прояснению этой проблемы способствовала разработка экономической теории черных рынков.

“Первый вклад в теорию черных рынков внес в 1947 г. Боулдинг(2), который… исходил из следующих предпосылок:

  1. максимальная цена [легального рынка] устанавливается ниже равновесной цены, по которой товар может быть легально продан;
  2. легальный рынок предлагает то количество товаров, которое предлагалось бы на свободном рынке по регулируемой цене, и это количество распределяется между потребителями в соответствии с определенной формой рационирования(3);
  3. установлены штрафы как для покупателей, так и для продавцов, которые торгуют по ценам выше легального максимума (именно такую торговлю К. Боулдинг и называет черным рынком)” (с. 27).

Исходя из этих предпосылок, К. Боулдинг стал строить кривые совокупного спроса и предложения (суммирующие и официальный, и черный рынки), соответствующие ценам черного рынка. Он доказал, что эти кривые будут находиться внутри кривых свободного рынка, потому что действующие на черном рынке продавцы и покупатели несут дополнительные издержки – штрафы и моральный дискомфорт. В результате пересечение этих кривых соответствует более низкому объему продаж, чем это было бы на свободном рынке, причем цена черного рынка может быть как выше, так и ниже цены свободного рынка, – это зависит от соотношения дополнительных издержек, возлагаемых на продавцов и покупателей черного рынка. Цены черного рынка будут тем ниже, чем выше штрафы для потребителей и чем они ниже для производителей. Поскольку в реальной действительности наказанию в США подвергали производителей и продавцов, а не потребителей и покупателей, К. Боулдинг пришел к выводу, что во время Второй мировой войны цены американского черного рынка оказывались выше уровня цен свободного рынка, а потому отмена ценового регулирования приведет к снижению цен ниже ранее существовавших на черном рынке.

Модель ценообразования по K. Боулдингу показана на рис. 1, где D и S – спрос и предложение на обычном рынке, Q* – то количество товара, которое будет реализовано по назначенной правительством цене Р*, ВD и BS соответствуют спросу и предложению на черном рынке, а цена черного рынка P2 ниже цены свободного рынка P1. В этом графическом примере изображена та любопытная ситуация, когда цена черного рынка оказывается ниже рыночной, и отмена регулирования цен привела бы к их росту.

Предложенный K. Боулдингом подход к формированию совокупного спроса был немедленно оспорен другим американским экономистом, A. Плюмтрэ(4). Плюмтрэ указал, что модель Боулдинга основана на еще двух подразумеваемых, но не оговоренных предпосылках:

  1. на товар, который продается на черном рынке, тратится незначительная часть покупательских расходов;
  2. покупатели, приобретающие товар по официальной цене, не занимаются его перепродажей на черном рынке за более высокую цену.

По мнению A. Плюмтрэ, K. Боулдинг не проанализировал ситуацию, когда не выполняются предпосылки (4) и (5), а потому и количество покупаемых товаров, и цены на черном рынке окажутся на самом деле выше, чем в модели K. Боулдинга.

Рис. 1. Ценообразование на черном рынке по Боулдингу (c. 28).

A. Плюмтрэ предложил рассмотреть ситуацию, когда по официальным каналам весь нормируемый товар распределяется только между бедными, а богатые не получают ничего. Богатые будут готовы заплатить на черном рынке гораздо большую цену, чем та, что соответствует кривой спроса D, а потому цена черного рынка возрастет. Поэтому кривая несдерживаемого спроса (uninhibited demand – UD) будет проходить над кривой спроса свободного рынка. Это утверждение A. Плюмтрэ, указывает Д. Баттерворс, основано на совершенно ошибочном применении теории снижающейся предельной полезности. Правильная интерпретация в те годы так и не была предложена. Речь должна идти о том, что любое распределение, отличающееся от свободного рыночного, вовлекает кого-нибудь, у кого предельная полезность будет ниже цены спроса и кто готов поэтому заплатить более высокую цену. Это означает, что “при любом распределении, отличающемся от свободного рынка, кривая несдерживаемого спроса должна лежать выше кривой спроса свободного рынка” (с. 29), независимо от особенностей благосостояния индивидов или других их атрибутов. К данному выводу можно прийти и без отсылок к теории снижающейся предельной полезности, используя лишь современную концепцию предпочтений.

Таким образом, хотя доводы Плюмтрэ были не вполне правильными, однако сам его вывод вполне справедлив. Итак, если существует перепродажа, то кривая несдерживаемого спроса будет полностью совпадать с кривой спроса свободного рынка. Если же перепродажи нет, то кривая несдерживаемого спроса будет совпадать с кривой спроса свободного рынка при любых ценах, по которым ни один потребитель не получает по каналам официального распределения больше желаемой потребительской нормы, и кривая несдерживаемого спроса будет расположена выше кривой спроса свободного рынка при любых ценах, по которым любой потребитель получает по каналам официального распределения больше желаемой нормы потребления.

Этот вывод Д. Баттерворс называет “эффектом Плюмтре”. На рис. 2 показано рыночное равновесие на черном рынке с учетом этого эффекта: цена Р3 выше цены свободного рынка Р1.

Рис. 2. Ценообразование на черном рынке по Плюмтрэ (c. 28).

Соглашаясь с выводом Плюмтре, надо, однако, как указывает Д. Баттерворс, посмотреть, насколько типичны предлагаемые им предпосылки.

Опыт показывает, что типичные товары, цены которых государство берет под контроль, – это пища, топливо и одежда, т. е. те товары, на приобретение которых уходит относительно большая часть расходов. Более того, расходы на эти товары занимают более высокую долю в бюджетах небогатых людей, их потребление не зависит от цен и уровня доходов. Следовательно, предпосылка (4) о низком уровне расходов выглядит сомнительно. Не меньшие сомнения вызывает и предпосылка (5) об отсутствии перепродажи. Если производители могут найти на черном рынке покупателей, вряд ли эти покупатели, постоянно контактируя друг с другом, не смогут перепродавать товары друг другу. Аналогично, люди, располагающие избытками рационируемых товаров, обычно не подвергаются ни штрафам, ни моральному осуждению при их перепродаже. Таким образом, вывод Плюмтрэ был верным, но его предпосылки сомнительны.

Когда в 1948 г. К. Боулдинг издал исправленный вариант своей статьи, он включил туда ссылку на замечания А. Плюмтрэ. В 1950 г. появились замечания на эту новую версию модели К. Боулдинга, высказанные А. ДасГуптой и схожие с замечаниями А. Плюмтрэ(5). ДасГупта обратил внимание на то, что совокупное предложение на официальном рынке будет зависеть от цены на черном рынке и от степени ограничений продаж на черном рынке. Если повысится цена на черном рынке, то с официального на черный рынок будет переходить все большее количество товаров, что уменьшит официальное предложение. Этот феномен был назван “вторжением”(encroachment).

Новую попытку создать целостную модель черного рынка, которая учитывала бы и “эффект Плюмтрэ”, и феномен вторжения, предпринял в 1954 г. Майкл Микаэли(6). Основываясь на тех же предпосылках, что и Плюмтрэ, он построил кривую “несдерживаемого предложения” (inhibited supply), которая совпадала с кривой общего предложения Боулдинга, а также кривую возможности (availability), которая показывала, каким будет предложение товаров на официальном рынке при различных ценах черного рынка. Сравнивая эти две кривые, М. Микаэли построил свою кривую предложения товаров на черном рынке. Затем он построил кривую несдерживаемого спроса, показывающую то количество товаров, которое пользовалось бы спросом на черном рынке при различном уровне цен, если бы рационированное распределение полностью отсутствовало. Поскольку известен уровень официального предложения при любых ценах, то в принципе можно подсчитать величину уравнительного рациона, разделив официальное предложение на численность населения. По мнению Микаэли, проблема заключается в том, что некоторые получатели рациона не обращаются к черному рынку, а потому их рацион не должен включаться в кривую спроса черного рынка. Чтобы исключить этих не-покупателей из кривой возможностей, Микаэли предположил, что число покупателей будет пропорционально уровню несдерживаемого спроса. Умножив это число на норму рационированного распределения, он получил кривую рационирования (ration curve), показывающую уровень официального предложения для покупателей черного рынка. Затем, сравнивая кривую рационирования и кривую несдерживаемого спроса, Микаэли построил, наконец, кривую спроса на черном рынке, верхний участок которой был наклонным. Цена черного рынка определялась в результате пересечения кривых спроса и предложения черного рынка.

“Изобретательность Микаэли, – пишет Д. Баттерворс, – произвела модель такой поразительной сложности и [дала настолько] эффектные и убедительные результаты, что это закрыло глаза [самому] автору и последующим поколениям [экономистов] на зияющие просчеты” (с. 33). Прежде всего, эффект Плюмтрэ, как указывалось, возникает из-за потребителей, покупающих на официальном рынке больше, чем они купили бы по более высокой цене черного рынка. Поэтому из кривой общего спроса надо вычитать не норму рационированного распределения для каждого лица, покупающего по этой цене, а самую низкую норму рационирования. Кроме того, его кривая несдерживаемого спроса построена с учетом предположения, будто рационированное распределение отсутствует; если оно отлично от нуля, результат будет совсем иной. Существенные замечания следует сделать и по поводу использованной Микаэли методики построения кривой предложения на черном рынке.

“Таким образом, у Микаэли и кривая спроса черного рынка, и кривая предложения черного рынка были построены не обоснованно, его значительная изобретательность и произвольные предположения оказываются напрасными. Удивительно, что эта модель в то время не оспаривалась, – вероятно, потому, что споры вокруг ОРА прекратились и никто не проявлял интереса к черным рынкам. Еще более удивительно, что в 1976 г. эта модель, не подвергаемая сомнениям, была возрождена в первозданном виде и применена к черному рынку иностранной валюты”(7) (с. 33). Что касается вывода Микаэли о верхнем наклонном участке кривой спроса, то его никто не оспаривал. Даже в 1980-е гг. статья М. Микаэли считалась классической.

Одновременно с К. Боулдингом, но несколько иначе, о проблеме черных рынков писал также американский экономист М. Бронфинбреннер(8). Он указывал, что в сферах, где осуществляется ценовой контроль, предложение сильно монополизировано, а потому нельзя использовать конкурентную модель для обсуждения последствий отмены контроля над ценами. Бронфинбреннер доказывал, что при данных условиях отмена ценового регулирования приведет к сокращению предложения и повышению цены. Опираясь на идеи Джоан Робинсон (о том, что если контролируемая цена находится ниже уровня предельных издержек, то это приведет к чрезмерному спросу), он указывал, что основу черного рынка образует “край неудовлетворенного спроса”.

Завершая свой обзор концепций ценообразования на черном рынке, Д. Баттерворс приходит к выводу, что за основу анализа черных рынков следует брать модель К. Боулдинга, которая хотя и весьма проста, но вполне корректна. Никаких иных положительных результатов, кроме имеющего ограниченную ценность “эффекта Плюмтре”, так и не было получено. В последние годы экономисты возвращаются к использованию в своих исследованиях именно подхода К. Боулдинга.


(1) Составлено по: Butterworth J. The Theory of Price Control and Black Markets. Aldershot etc.: Avebury, 1994.

(2) Boulding K.E. A Note on the Theory of Black Markets // Canadian Journal of Economies and Political Science. Vol. 13. 1947. P. 115-118.

(3) Речь идет о карточной системе, устанавливающей натуральные нормы приобретения товаров потребителями.

(4) Plumtre A.E.W. The Theory of the Black Market // Canadian Journal of Economies and Political Science. Vol. 13(2). May 1947. P. 280-282.

(5) DasGupta A.K. The Theory of Black Market Prices // The Economic Weekly. January 1950.

(6) Michaely M. A Geometric Analysis of Black Market Behavior // American Economic Review. Vol. 44. 1954. P. 627-637.

(7) См., напр.: Sheikh Munir A. Black Market for Foreign Exchange, Capital Flows and Smuggling // Journal of Devel-opment Economics. Vol. 3. 1976. P. 9 - 26; Pitt Mark M. Smuggling and the Black Market for Foreign Exchange // Journal of International Economics. Vol. 16. 1984. P. 243-257.

(8) Bronfeenbrenner M. Price Controls under Imperfect Competition // American Economic Review. Vol. 37. 1947. P. 107-120.