Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №1 //
   "Экономическая теория преступной и правоохранительной деятельности".

Взаимосвязь между войной с наркотиками и уровнем убийств(1)
Г. Брумм, Д. Клонингер

Критики запрета наркотиков обыкновенно акцентируют внимание либо на том, что запрет нарушает право людей самим выбирать свою судьбу, либо на возможных доходах правительства от легального производства наркотиков, либо на потерях бюджета от ассигнований на борьбу с наркотиками, не дающую никакой пользы. Авторы данной статьи, американские экономисты-криминологи Гарольд Брумм (U.S. General Accounting Office) и Дейл Клонингер (University of Houston-Clear Lake), рассматривают другой аспект негативных последствий традиционного прогибиционизма: борьба с наркотиками ведет к неэффективному распределению ресурсов полиции, в результате чего растет уровень преступности, в частности количество криминальных убийств.

Усилившаяся в последние годы обеспокоенность американцев проблемами контроля над наркотиками ведет к росту ассигнований на эти цели из федерального бюджета. Если в 1985 г. они составляли 2,75 млрд долл., то к 1994 г. достигли уже 12,14 млрд. Следует при этом учитывать, что борьбой с наркотиками занимаются органы правопорядка всех уровней, а не только федеральные(2); поэтому федеральные расходы составляют лишь часть совокупных издержек на финансирование борьбы с наркотиками.

Многие экономисты, в том числе такие знаменитости, как Милтон Фридмен и Уильям Нисканен(3), указывают, что "война с наркотиками отвлекает ресурсы полиции от других видов правоохранительной деятельности, в результате чего уровень насильственных преступлений и преступлений против собственности оказывается более высоким, чем он мог бы быть". Те средства, которые общество могло бы использовать для противодействия насильственной преступности, отвлекаются на борьбу с незаконным оборотом наркотиков, в результате чего увеличивается риск совершения насильственных преступлений и растет их количество.

Статья Г. Брумма и Д. Клонингера рассматривает лишь один из аспектов этой проблемы, а именно – какова взаимосвязь между изменением уровня убийств и количеством арестов за участие в нелегальной торговле наркотиками. Американские экономисты-криминологи хотят эмпирически проверить гипотезу, согласно которой "уровень убийств выше в тех обществах, где на борьбу с наркотиками выделяют более высокую долю ресурсов полиции".

Предшествующие исследования проблемы. В знаменитой работе Г. Беккера 1968 г. об экономическом анализе преступности(4) теоретически доказано, что "уровень преступности негативно связан с альтернативными издержками криминального поведения и с угрозой санкций за преступные деяния". Позже, в 1988 г., Стенли Кэмерон разработал эконометрическую модель взаимосвязи спроса на сдерживание правонарушений, предложения правонарушений и спроса на деятельность полицейских(5); эта модель может использоваться для эмпирических исследований того, насколько предсказания экономической теории преступности соотносятся с реальной ситуацией. В 1992 г. появилось криминометрическое(6) исследование положительной зависимости преступлений против собственности от интенсивности борьбы с наркотиками, проведенное по материалам статистики штата Флорида за 1986–1987 гг.(7): обнаружено, что увеличение на 1% активности полиции в борьбе с наркотиками (ее измеряли долей арестов по делам о наркотиках в общем числе арестов) повышает уровень преступлений против собственности на 0,164%.

Работа Г. Брумма и Д. Клонингера несколько отличается в методологичес-ком отношении от предшествующих исследований – в ней анализируется взаимосвязь не трех, а только двух параметров, поскольку спрос на полицию (demand for police) рассматривается как экзогенный фактор.

Эмпирическая модель. В модели Брумма-Клонингера используются статистические данные за 1985 г. по 57 городам 32 штатов США.

В этой модели два эндогенных (зависимых) параметра и пять экзогенных (независимых):

эндогенные – LHRATE – логарифм уровня убийств (homicide offense rate),

LHARST – логарифм уровня арестов за убийства (homicide arrest rate);

экзогенные – LNONW – логарифм доли небелых (nonwhite) в общей численности населения,

LCPVO – логарифм отношения числа полицейских к количеству насильственных преступлений (violent offense),

LPOPDENS – логарифм плотности населения на квадратную милю,

LHOUSE – логарифм медианной ценности частнособственнического домовладения (owner-occupied housing),

LDRUGPRO – логарифм доли арестованных за наркотики от общего количества арестов.

Последний показатель – LDRUGPRO – как раз и показывает интенсивность борьбы с наркотиками.

Модель Брумма-Клонингера выражается следующими двумя уравнениями:

LHARST = B10 + B11 LHRATE + B12 LCPVO + B13 LPOPDENS + B14 LDRUGPRO + E1;

LHRATE = B20 + B21 LHARST + B22 LNONW + B23 LHOUSE + E2(8).

Если верно предположение, что увеличение доли арестов по делам, связанным с наркотиками, уменьшает уровень арестов за убийства, то B14 < 0. Согласно экономической теории преступности, уменьшение раскрываемости убийств приведет к относительному увеличению их количества, т. е. B21 < 0. Далее, поскольку рост альтернативных издержек преступления сдерживает потенциальных нарушителей, то с ростом уровня жизни, отражаемого показателем LHOUSE, уровень убийств станет снижаться, и тогда B23 < 0. Наконец, эконо-мическая теория указывает, что увеличение ресурсов полиции повышает эф-фект от деятельности системы криминальной юстиции, следовательно B12 > 0.

Что касается оценки коэффициента B11, то по этому поводу существуют две конкурирующие гипотезы, одна из которых утверждает, что B11 < 0, а другая, наоборот, что B11 > 0(9). Согласно первой гипотезе, когда растет количество совершаемых преступлений, то, при неизменной величине сил полиции, количество арестов тоже растет, но более медленными темпами, что уменьшает риск наказания за совершенное преступление. Согласно же второй гипотезе, система криминальной юстиции реагирует на увеличение числа преступлений ужесточением санкций, что увеличивает риск наказаний. Авторы статьи принимают первую гипотезу, полагая, что усиление борьбы с наркотиками отвлекает скудные ресурсы полиции от борьбы с другими видами правонарушений, сокращая тем самым риск наказания за них.

Чтобы оценить коэффициент B22, следует обратиться к разработкам А. Эр-лиха(10), согласно которым у небелых граждан альтернативные издержки совер-шения преступлений более низки. В таком случае, чем выше в местном на-селении доля небелых, тем выше уровень преступности, включая убийства, и B22 > 0.

Поскольку можно предположить, что с повышением плотности населения полиции становится труднее искать виновных в совершении конкретных правонарушений, то B13 < 0.

После качественного анализа коэффициентов системы уравнений авторы статьи приводят результаты эконометрического анализа первичной криминологической статистики городов США. При использовании двух различных методик – методов двухстадийного и трехстадийного наименьшего выравнивания (2SLS и 3SLS) – были получены значения оценочных коэффициентов, совпадающие с ожидаемыми.

Эластичность уровня криминальных убийств относительно интенсивности борьбы с наркотиками исчисляется по следующей формуле:

Е = = B14 B21.

В таком случае оценка эластичности по методу 2SLS дает показатель 0,17, а по методу 3SLS – 0,105(11).

Эти оценки авторы далее используют, чтобы вычислить ценность человеческих жизней, потерянных из-за борьбы с наркотиками. Согласно разработкам К. Вискузи и М. Кохена(12), которые специально исследовали проблему оценки ценности человеческой жизни с точки зрения теории страхования рисков на рынке труда, эту ценность следует оценить по состоянию на 1985 г. в 2,3 млн долл. Тогда рост интенсивности борьбы с наркотиками на 1% ведет к потере ежегодно человеческих жизней на сумму в 3,5 млрд долл., если использовать оценку по методу 2SLS, или примерно в 2 млрд, если использовать метод 3SLS. Если внести еще поправку на инфляцию и пересчитать этот показатель в долларах 1994 г., то оценка составит соответственно 4,81 и 2,97 млрд долл.

Конечно, подчеркивают в заключение Г. Брумм и Д. Клонингер, эти оценки потерь ценности жизни людей из-за войны с нелегальными наркотиками являются довольно грубыми. “Однако, если приведенные здесь эмпирические результаты хотя бы приблизительно корректны, то очевидно, что современная политика контроля за наркотиками обходится [обществу] гораздо дороже учтенных расходов системы криминальной юстиции".


(1) Составлено по: Friedman M. The Drug War as a Socialist Enterprise. Эта статья находится в Интернете по ад-ресу: http://www.legalise-usa.org/documents/HTML/socialist.htm. Она опубликована в книге: Friedman and Szasz on Liberty and Drugs / Ed. by A.S. Trebach, K.B. Zeese. Washington, 1992. Статья является изложением доклада М. Фридмена на V Международном конгрессе по проблемам реформирования наркополитики в Вашингтоне 16 ноября 1991 г.

(2) Речь идет о Медельинском наркокартеле из Колумбии, который в начале 1990-х гг. практически монополизи-ровал нелегальное производство и оптовую торговлю кокаином.

(3) В данном случае М. Фридмен солидаризируется с представителями теории общественного выбора, которые трактуют политическую деятельность исключительно как способ защиты частных интересов политиков и лоб-бистских групп.

(1) 1 Составлено по: Brumm H.J., Cloninger D.O. The Drug War and the Homicide Rate: A Direct Correlation? // CATO Journal. 1995. Winter. Vol. 14. № 3. Адрес текста в Интернете: http://www.cato.org/pubs/journal/cj14n3-8.html.

(2) 2 В США нет строгой централизации правоохранительной деятельности, как, например, в России, - значитель-ная часть сил правопорядка финансируется из бюджетов местных органов власти (властей штата, муниципаль-ных властей и т. д.), поэтому узнать совокупную величину расходов на борьбу с преступностью оказывается весьма затруднительно.

(3) 3 Friedman M. The War We Are Losing // Searching for Alternatives: Drug-Control Policy in the United States. Stan-ford, Calif., 1991; Niskanen W.A. Economists and Drug Policy // Carnegie-Rochester Conference Series on Public Pol-icy. 1992. № 36. Р. 223-248.

(4) 4 Becker G.S. Crime and Punishment: An Economic Approach // Journal of Political Economy. 1968. Vol. 78. P. 169-217.

(5) 5 Cameron S. The Economics of Crime Deterrence: A Survey of Theory and Evidence // Kyklos. 1988. Vol. 41. P. 301-323.

(6) 6 Криминометрика (criminometrica) - математический анализ криминологической информации. Термин образо-ван по аналогии с клиометрикой (cliometrica) - математическим анализом данных исторических источников.

(7) 7 Benson B.L., Kim I., Rasmussen D.W., Zuehkle T.W. Is Property Crime Caused by Drug Use or by Drug Enforcement Policy? // Applied Economics. 1992. Vol. 24. P. 679-692.

(8) 7 Коэффициенты B11, B12 и др. показывают форму зависимости - прямую (в этом случае коэффициент будет больше нуля) или обратную (тогда коэффициент будет меньше нуля).

(9) 8 По поводу проблемы взаимосвязи динамики количества правонарушений и числа задержанных нарушителей см.: Fisher F.M., Nagin D. On the Feasibility of Identifying the Crime Function in a Simultaneous Model of Crime Rates and Sanction Levels // Blumstein A., Cohen J., Nagin D. (eds.) Deterrence and Incapacitation: Estimating the Effects of Criminal Sanctions on Crime Rates. Washington, D.C.: National Academy of Sciences, 1978. Р. 361-399.

(10) 8 Ehrlich I. Participation in Illegal Activities: An Economic Analysis // Becker G.S., Landes W.M. (eds.) Essays in the Economics of Crime and Punishment. N. Y.: Columbia University Press, 1974. Р. 68-134; Ehrlich I. The Deterrent Effect of Capital Punishment: A Question of Life or Death // American Economic Review. 1975. Vol. 65. P. 397-417.

(11) 9 Это означает, что при увеличении интенсивности борьбы с наркотиками на 10% количество криминальных убийств возрастет на 1 - 1,7%.

(12) 10 Viscusi W.K. The Value of Risks to Life and Health // Journal of Economic Literature. 1983. Vol. 31. P. 1912-1946; Cohen M.A. A Note on the Cost of Crime to Victims // Urban Studies. 1990. Vol. 27. P. 139-146.