Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №1 //
   "Экономическая теория преступной и правоохранительной деятельности".

Война с наркотиками как социалистическое предприятие(1)
М. Фридмен

В своих выступлениях за легализацию наркотиков М. Фридмен демонстрирует умение использовать разные стили – и популярный, даже с оттенком популизма (примером чего является только что представленное читателю его публичное телеинтервью), и более научный, рассчитанный на интеллектуально искушенную аудиторию. Для лучшего понимания его неординарной, кажущейся экстравагантной позиции мы даем реферат одной из концептуальных статей М. Фридмена по этому вопросу, где он рассматривает борьбу правительства с наркотиками как частный случай более общей тенденции к вмешательству государства в экономику, осуждаемой неоклассиками.

"Война с наркотиками" началась в США в 1972 г., когда президент Р. Никсон провозгласил борьбу с нелегальной наркоторговлей одним из важнейших направлений деятельности американского правительства. В этом же году М. Фридмен опубликовал в "Newsweek" в выпуске за 1 мая свою первую статью, посвященную критике политики запретов. "Готовясь к этому выступлению, – указывает М. Фридмен, – я перечитывал эту заметку… [и пришел к выводу, что] очень немногие слова следовало бы в ней изменить, чтобы ее можно было опубликовать и сегодня". За 20 лет изменилось только то, что если ранее главной проблемой был героин, поставляемый в США с Ближнего Востока через Марсель, то теперь такой проблемой стал кокаин из Латинской Америки. В остальном ничего не изменилось, по крайней мере к лучшему: как и предсказывал М. Фридмен, "запрещение наркотиков вряд ли значительно уменьшило число наркоманов, но увеличило преступность и коррупцию".

В чем же причина того, что американское правительство тратит все больше и больше средств на программы борьбы с наркотиками, которые приносят не пользу, а вред?

По мнению М. Фридмена, при обсуждении эффективности прогибиционистской (от англ. рrohibition – запрет) политики постоянно допускается одна принципиальная ошибка. Участвующие в дискуссии о наркотиках обычно рассматривают их как специфическую проблему, не замечая, что на самом деле они есть частный случай более общего феномена. М. Фридмен предлагает взглянуть на правительственную политику борьбы с наркотиками в контексте противопоставления рыночного и командного (авторитарного) хозяйственных механизмов.

Рынок – это механизм, управляемый "снизу вверх": именно от потребителя зависит, какие товары и в каком количестве будут производиться. Напротив, в авторитарной организации (например, в армии) команда идет "сверху вниз", от начальников к подчиненным. "Фундаментальная проблема, с которой мы сталкиваемся, – это [вовсе] не война с наркотиками… – пишет М. Фридмен. – Война с наркотиками и наносимый ею вред являются лишь проявлениями значительно более широкой проблемы: замены в целом ряде областей рыночных механизмов политическими механизмами". Иначе говоря, политика прогибиционизма рассматривается американским экономистом как один из примеров вытеснения рыночных отношений командным администрированием правительства.

Помимо войны с наркотиками есть и другая, не менее острая проблема, подрывающая благосостояние американцев, – "дефектная образовательная система, ужасные школы… которые не учат, а являются, по существу, местами, где детей держат вне улиц на определенное число часов в день".

"Оба провала, – подчеркивает М. Фридмен, – имеют один и тот же источник. Война с наркотиками провалилась потому, что она есть социалистическое предприятие. Наше школьное образование ухудшается, потому что оно [также] является социалистическим предприятием. [Вообще] …образование выступает крупнейшим социалистическим предприятием в Соединенных Штатах. [За исключением платных частных и религиозно-приходских школ] …90% всех детей посещают государственные школы. И эти социалистические учреждения выполняют то же, что и большинство других социалистических учреждений".

Для всех социалистических предприятий, идет ли речь о государственных школах, о политике запрета наркотиков или о работе государственной почты, характерны одинаковые общие признаки: "такое предприятие неэффективно, дорого, очень выгодно для небольшой группы людей и [одновременно] пагубно для массы [других] людей". Эти признаки типичны и для российского социализма, и для польского, и для американского.

В самом деле, для кого выгодна война с наркотиками? Правительство США, по существу, помогает руководителям кокаинового наркокартеля(2), который не мог бы существовать, если бы не было прогибиционистской политики. Аналогично бесплатное школьное образование выгодно жителям богатых пригородов, которые пользуются услугами хороших общественных школ, а также бюрократам от системы образования. Можно привести и многие другие примеры пагубности государственного вмешательства: огромное удорожание медицинской помощи, которая находится на пути к полному обобществлению; разрушение, будто от бомбардировки, жилых районов типа Бронкса в Нью-Йорке, где правительство проводило общественные программы жилищного строительства, и т. д.

"По любой разумной оценке, Соединенные Штаты сегодня – страна, социалистическая более чем на 50%, – указывает автор. – Это значит, что более 50% всех ресурсов в стране, всего производства прямо или косвенно контролируются правительственными учреждениями различных уровней – федерального, штатов и местного". То, что США остаются очень богатой и процветающей страной, является заслугой исключительно рыночной системы, которая и с менее чем 50 % ресурсов обеспечивает это богатство и благосостояние.

Почему же частные предприятия работают успешно, а государственные – нет? Дело в том, что заинтересованность в получении личной выгоды действует сильнее, чем заинтересованность в общественном благе. "Люди, которые руководят нашими частными предприятиями, и люди, которые руководят нашим правительством, имеют одни и те же побуждения. В обоих случаях они желают содействовать своим частным интересам". Однако степень ответственности у них различна. Поэтому государственные чиновники и частные предприниматели в одинаковых ситуациях поступят по-разному. Если реализация какой-либо программы приносит лишь убытки, то частный предприниматель несет потери из своего собственного кармана, а потому эта программа будет прекращена. Напротив, государственные служащие не несут личных потерь от реализации неудачной программы. Поэтому они легко могут поверить, будто причина неудачи – недостаточные масштабы действий, и потребовать увеличения бюджетных ассигнований, которые, помимо прочего, позволят им сохранить свои выгодные рабочие места. "Конечный результат в том, что, когда частное предприятие терпит неудачу, оно закрывается; когда же неудачу терпит государственное предприятие, оно расширяется. (…) Есть общее правило [деятельности] государственных и бюрократических предприятий: чем больше вы вкладываете, тем меньше получаете". Именно так и происходит в отношении войны с наркотиками, школьного образования, медицинского обслуживания и т. д.(3)

Единственный, по мнению М. Фридмена, эффективный способ устранения или сокращения плохих правительственных программ – это развитие частного предпринимательства и конкуренции. К сожалению, применить данный подход в отношении наркорынка невозможно, пока правительство полностью запрещает наркотики. Следовательно, общество нуждается в изменении законов – в ликвидации прогибиционизма.

Из-за того что значительная доля ресурсов и сил правопорядка тратится на неэффективный контроль над наркотиками, правительству не хватает средств на то, что оно действительно может делать эффективно. По существу, пострадавших от ограблений, краж и убийств следует рассматривать как невинных жертв войны с наркотиками – не потому, что преступления совершают наркоманы, но потому, что полиции не хватает сил на предотвращение грабежей, краж и убийств.

"…Мы, вероятно, добьемся большего прогресса [в борьбе] против войны с наркотиками, если поймем, что отмена запрета наркотиков – часть более широкой проблемы, проблемы снижения сферы и силы правительства… – подводит итог М. Фридмен. – …Я верю, что доводы за окончание войны с наркотиками являются также доводами за прекращение социализации медицины, школ и всего остального".


(1) Составлено по: Friedman M. The Drug War as a Socialist Enterprise. Эта статья находится в Интернете по ад-ресу: http://www.legalise-usa.org/documents/HTML/socialist.htm. Она опубликована в книге: Friedman and Szasz on Liberty and Drugs / Ed. by A.S. Trebach, K.B. Zeese. Washington, 1992. Статья является изложением доклада М. Фридмена на V Международном конгрессе по проблемам реформирования наркополитики в Вашингтоне 16 ноября 1991 г.

(2) Речь идет о Медельинском наркокартеле из Колумбии, который в начале 1990-х гг. практически монополизи-ровал нелегальное производство и оптовую торговлю кокаином.

(3) В данном случае М. Фридмен солидаризируется с представителями теории общественного выбора, которые трактуют политическую деятельность исключительно как способ защиты частных интересов политиков и лоб-бистских групп.