Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №1 //
   "Экономическая теория преступной и правоохранительной деятельности".

Запрещение наркотиков в США: издержки, последствия и альтернативы(1)
Э. Недельман

Данная статья принадлежит перу Эсена Недельмана, видного представителя американского антипрогибиционистского движения, и является одним из наиболее комплексных изложений аргументов противников политики запрета наркотиков.

Пределы прогибиционистской политики

Одним из главных препятствий реализации запрета на производство наркотиков является относительная легкость выращивания опиумного мака, индийской конопли и коки. Например, для выращивания коки подходит практически любой район субтропиков, где выпадает в год 40 – 240 дюймов осадков, нет заморозков и земля не затопляется водой. В Южной Америке такие районы составляют примерно 2,5 млн квадратных миль, из которых для выращивания коки используется менее 700. Когда власти пытаются уничтожать посевы наркосодержащих растений, производители используют "партизанские" методы ведения хозяйства – выращивают наркотики в отдаленных районах страны, часто почти не контролируемых правительством, либо маскируют свои посевы посадками обычных культур.

Даже если в отдельных странах борьба с наркобизнесом успешна, производство расширяется за счет других, соседних стран. Кроме того, поскольку внешняя экспортная цена наркотиков составляет лишь малую долю их розничных цен на территории США (на кокаин – 4%, на марихуану – 1%, на героин – менее 1%), то международные меры по контролю над наркотиками практически не влияют на уровень цен на потребительском рынке США.

Усилия США по борьбе с наркотиками наталкиваются за рубежом на сильное противодействие. Речь идет не только о продажных чиновниках, берущих взятки у крупных наркоторговцев. Во многих странах Латинской Америки и Азии наркобизнес стал важным источником доходов и занятости, обеспечивая жизнь сотен тысяч людей. “Нелегальный наркобизнес описывают …как наилучшее средство, когда-либо изобретенное Соединенными Штатами, для экспорта капиталистической этики потенциально революционным крестьянам третьего мира” (с. 940). Усиление борьбы с наркотиками может лишить этих бедных крестьян средств к жизни и обеспечить тем самым поддержку различным оппозиционным левым и националистическим группировкам.

Борьба с распространением наркотиков слабо влияет на поставки в США кокаина и героина. За последнее десятилетие цена 1 кг кокаина упала на 80%, ситуация с героином практически не изменилась. Более успешной является борьба с марихуаной, поскольку она заметно дешевле и перевозится более крупными партиями, которые легче обнаружить. В последние годы наблюдается сокращение контрабанды марихуаны в США и повышение ее цены. Результатом этого становится, с одной стороны, расширение производства марихуаны в самой Америке, а с другой – переориентация многих наркоторговцев с марихуаны на кокаин. На рынке США наблюдается “затоваривание” достаточно вредным кокаином и дефицит малоопасной марихуаны.

Издержки и последствия политики прогибиционизма

Совокупные государственные расходы, связанные с исполнением прогибиционистского законодательства, достигли в 1987 г. величины по меньшей мере в 10 млрд долл., причем в 1980-е гг. эти расходы увеличивались особенно быстрыми темпами. Осужденные за торговлю наркотиками составляют примерно 10% числа заключенных тюрем штатов, более трети заключенных федеральных тюрем. В некоторых штатах эта доля заметно выше: в тюрьмах штата Нью-Йорк – около 20, в тюрьмах Флориды – почти 28%. Если рассматривать государство в целом, то за торговлю и хранение наркотиков заключены в тюрьмы примерно 23% из 583 тыс. человек, отбывающих в 1986 г. наказание за тяжкие преступления. Расходы на подобных заключенных составили в 1988 г. как минимум 2 млрд долл.

В 1980-е гг. полиция ежегодно совершает до 750 тыс. арестов, а нарушения, связанные с наркотиками, из которых более 3/4 – только за хранение нелегальных наркотиков (прежде всего, марихуаны). Эти арестованные буквально “засоряют” систему криминальной юстиции, отвлекая ее от борьбы с другими тяжкими преступлениями.

“Наибольшие выгоды от законов, запрещающих наркотики, получают организованные и неорганизованные наркоторговцы. Криминализация наркорынка эффективно навязывает [обществу своего рода] налог на добавленную стоимость, который …[исключительно] выгоден для наркоторговцев” (с. 941). Доходы от запрещенного наркобизнеса составляют более половины доходов организованной преступности, они достигают ежегодно от 10 до 50 млрд долл. Если бы торговля наркотиками была легализована, правительственный бюджет получал бы миллиарды долларов только в виде налогов, в то время как доходы организованной преступности сильно сократились.

Часто взаимосвязь между наркотиками и преступностью рассматривают как причину и следствие. На самом деле эти связи гораздо сложнее, они прослеживаются в пяти аспектах.

Во-первых, производство, распространение, хранение и потребление наркотических средств образуют состав преступления. Если отменить прогибиционистское законодательство, то эти действия будут декриминализированы, под запретом останутся лишь продажа наркотиков детям и иные виды уклонения от государственного регулирования легального рынка.

Во-вторых, многим наркоманам, чтобы добыть деньги для покупки дорогостоящих наркотиков, приходится совершать преступления (кражи, грабежи, проституция и т. д.). Поскольку дороговизна наркотиков обусловлена прежде всего их запретом, то ликвидация запрета приведет к удешевлению наркотиков и к ослаблению связи между наркопотреблением и преступностью. Уже сейчас есть программы обеспечения наркоманов метадоновыми заменителями по низкой цене или даже бесплатно. Расширение подобной практики соответствует главной задаче наркополитики – минимизации ущерба, наносимого наркоманами другим людям.

В-третьих, потребление наркотиков часто является не причиной, а следствием совершенных правонарушений. Исследования тюрем США показали, что примерно половина заключенных, потреблявших когда-либо наркотики, начали их употреблять только после первого ареста. "Вероятно, многие из тех факторов, что толкают людей на преступление, влияют также и на употребление наркотиков" (c. 94). Легализация наркотиков, возможно, приведет к ослаблению этой зависимости и переведет наркопотребление из криминальной субкультуры в обычную.

В-четвертых, многие потребители наркотиков совершают преступления в состоянии наркотического опьянения, проявляя беспричинную агрессивность и не осознавая ответственности за свои действия. Однако гораздо чаще правонарушения совершаются в состоянии не наркотического, а алкогольного опьянения: по данным Департамента юстиции, 54% всех отбывающих в 1983 г. тюремное заключение за насильственные преступления, совершали их именно в алкогольном угаре.

В-пятых, есть преступления, совершаемые самими наркодельцами, - насилие, запугивание и коррупция. Они схожи с событиями времен "сухого закона", когда велись настоящие гангстерские войны между бандами буттлеггеров и другими бандитами, нападавшими на грузовики и суда с контрабандным грузом. Сегодня некоторые поля марихуаны защищают, окружая их минными заграждениями; карибские пираты нападают на корабли, везущие контрабанду в США. Многие криминологи полагают, что быстрый рост числа убийств в американских городах в последние годы в значительной степени связан именно с междоусобицами наркоторговцев. Легализация наркотиков значительно ослабит эту взаимосвязь между наркобизнесом и преступностью.

Далее автор статьи указывает на негативные последствия прогибиционистского законодательства.

Большинство случайных жертв политики запретов – это бедняки из городских гетто, которых такая политика отнюдь не убеждает воздерживаться от потребления наркотиков. Напротив, обитатели гетто часто считают наркодельцов героями и образцами для подражания. Поскольку закон называет преступниками десятки миллионов обычных людей, нелегально употребляющих наркотики, то он приучает их с цинизмом относиться и к правосудию в целом, испытывать по отношению к правоохранительным органам озлобленность и недоверие.

Другое опасное последствие прогибиционистских законов – вред, причиняемый бесконтрольностью производства и продажи нелегальных наркотиков. Курение марихуаны часто оказывается опасным, поскольку там, где она выращивалась, использовались опасные для здоровья удобрения или гербициды. Еще с более худшими последствиями сталкиваются покупатели героина и синтетических наркотиков, рискуя умереть из-за неправильного определения дозы.

Распространение СПИДа и вируса иммунодефицита очень часто происходит при внутривенных инъекциях нелегальных наркотиков. В Англии недавний рост этих заболеваний удалось остановить путем обеспечения инфицированных наркоманов бесплатными наркотиками в клинических условиях. Ограничения на продажу шприцев сняты уже во многих странах (Англия, Швеция, Швейцария, Австралия, Нидерланды и др.); однако в большинстве районов США эти меры отвергнуты, поскольку они способствуют употреблению нелегальных наркотиков. Только с 1988 г. в некоторых городах США (например, в Нью-Йорке) стали действовать программы по обмену игл для шприцев, и то в основном по инициативе неправительственных организаций.

Следующее вредное следствие запрета наркотиков – невозможность их легального использования в медицинских целях как обезболивающих средств. Так, героин легально используют врачи Великобритании и Канады, но это запрещено в США. Даже в настоящее время некоторые врачи США используют кокаин для обезболивания, хотя это и запрещено. Что касается психоделических наркотиков (ЛСД, экстази и др.), то они могут быть использованы в психотерапии и даже, по некоторым данным, в лечении алкоголизма.

"К наиболее сильным аргументам за легализацию [наркотиков] относятся этические доводы. С одной стороны, стандартная установка на аморальность потребления наркотиков размывается под влиянием [роста] терпимости большинства американцев к потреблению алкоголя и табака" (с. 943). Лишь мормоны и некоторые другие секты считают недопустимым использование любых влияющих на сознание веществ, включая чай и кофе. "С другой стороны, борьба с наркотиками сама по себе склоняет к аморальности" (с. 943). Поскольку "жертвы" наркотиков не спешат сообщать о совершаемых правонарушениях в полицию, правоохранительным органам приходится широко применять технические средства наблюдения и услуги осведомителей. Нетерпимость к потребителям наркотиков не соответствует ценностям демократического, плюралистического общества, которое должно терпимо относиться к тем, кто отличается от большинства, но не наносит окружающим вреда. Большинство из примерно 40 млн американцев, нелегально потребляющих наркотики, наносят ущерб лишь своему собственному здоровью, причем обычно незначительный. Применение против них санкций органами юстиции – это одна из самых крупных социальных издержек прогибиционистской системы.

Альтернативы политике запрещения наркотиков

При отмене законов, запрещающих наркотики, государство избавится от затрат на борьбу с наркобизнесом и начнет взимать налоги с легальных производителей и торговцев наркотиками, что составит не менее 10 млрд долл. в год. Качество жизни заметно улучшится, поскольку сократится число убийств, грабежей и иных преступлений. Организованная преступность лишится главного источника доходов. Здоровье и уровень жизни многих наркоманов будут улучшаться.

Однако все выгоды от легализации могут быть перекрыты ее негативными последствиями, если заметно увеличится число потребителей наркотиков. Влияние легализации на потребление ныне запрещенных наркотиков предсказать довольно трудно. С одной стороны, легализация наркотиков облегчит доступ к ним и понизит их цены. С другой стороны, есть основания сомневаться, что при легализации наркотиков обществу будет наноситься ущерб. Дело в том, что вредные последствия потребления многих наркотиков сильно преувеличены, потребление же других, действительно опасных наркотиков не пользуется в обществе популярностью.

Так, хотя марихуану курят 60 млн американцев, никто из них не умирает от передозировки, в то время как от передозировки алкоголя ежегодно гибнет примерно 10 тыс. человек. Эпизодическое курение марихуаны (1-2 "косячка" в неделю) вообще не намного вреднее курения обычных сигарет. Доказано, что марихуана (равно как и ЛСД) почти не вызывает привыкания.

Угроза здоровью от употребления кокаина, героина, химических наркотиков гораздо сильее, чем от марихуаны, но все же не так велика, как обычно считают. В 1986 г., по данным NIDA, было более 20 млн американцев, пробовавших когда-либо кокаин, из них 12,2 млн – в минувшем году, 5,8 млн – в минувшем месяце, 250 тыс. – на прошлой неделе. Из числа тех, кто ежемесячно употреблял кокаин, проблемы со здоровьем были лишь у 10%. Что касается героина, то даже при постоянном его потреблении, если соблюдать санитарные условия, самым худшим последствием, помимо привыкания, являются запоры. Многие американские врачи заявляют, что опиаты менее опасны, чем алкоголь, и прописывают их в качестве лекарства алкоголикам, находящимся в состоянии запоя.

Трудно предсказать, приведет ли легализация наркотиков к росту их потребления. Худший вариант развития событий – история Китая XIX в., где миллионы людей стали потреблять британский опиум. С другой стороны, декриминализация марихуаны в одиннадцати штатах США в середине 1970-х гг. не привела к каким-либо изменениям в ее потреблении. В Нидерландах, где каннабис декриминализирован в 1970-е гг., наблюдается даже снижение доли его потребителей среди молодежи: в 1976 г. – 3% лиц 15-16 лет и 10% 17-18 лет, в 1985 г. – соответственно 2 и 6%.

По мнению Э. Недельмана, ни одно из запрещенных наркотических веществ не станет при легализации таким же популярным, как алкоголь или табак. Сильный и вполне очевидный вред здоровью, причиняемый систематическим потреблением наркотиков, будет сдерживать большинство людей, даже если они будут иметь право принимать кокаин или героин. Те причины, что вызвали резкий рост потребления героина в 1960-е гг., уже перестали действовать, причем прогибиционистские законы не сыграли в этом никакой роли.

Естественно, что легализация наркотиков предполагает запрет или ограничение их рекламы, ограничение времени и места продажи, запрещение потребления в общественных местах, вождения транспорта в состоянии опьянения. Легализация наркотиков, по существу, повысит возможности контролировать их употребление (в частности, чистоту наркотиков) и злоупотребления ими. Когда производство наркотиков станет лицензированным, потребители будут лучше информированы о качестве потребляемой продукции и о последствиях ее потребления. Возможно, это изменит общественное мнение, будто алкоголь и табак безопаснее, чем многие наркотики. Правительство при этом сможет свести потребление наркотиков к наименее опасным веществам и способам введения их в организм. Переход к легализации наркотиков должн быть постепенным. В осуществлении этой политики целесообразно уступить ведущую роль властям штатов и муниципалитетов, которые бы поэтапно отменяли запреты на легкие наркотики (типа марихуаны) и, возможно, разрешали применение тяжелых наркотиков (типа кокаина и героина) в медицинских целях или под медицинским контролем.


(1) Составлено по: Nadelmann E.A. Drug Prohibition in the United States: Costs, Consequences and Alternatives // Sci-ence. 1989. September. P. 939-947. Адрес в Интернете: http://www.lindesmith.org/library/science/science.html.