Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №1 //
   "Экономическая теория преступной и правоохранительной деятельности".

Экономическая теория политики контроля над наркотиками(1)
Дж. Кох, С. Групп

Статья американских экономистов Джеймса Коха и Стэнли Группа относится к начальному периоду неоинституциональных исследований проблем борьбы с наркоманией. Ее можно считать классическим исследованием, построенным на использовании элементарных функций спроса и предложения.

Авторы статьи ставят цель “оценить экономические эффекты различных видов политики борьбы с наркотиками” (с. 339). Анализ проводится при следующих предпосылках: продавцы наркотиков отличаются от их потребителей; основные факторы, влияющие на продавцов и потребителей, не идентичны.

Сдвиг функции предложения

Традиционный подход к политике контроля над наркотиками предполагает строгие меры правозащиты, направленные на ограничение предложения и увеличение риска и издержек производства наркотиков. С. Роттенберг в своем экономическом анализе героинового наркобизнеса(2) интерпретировал этот вид политики как сдвиг функции предложения героина вверх и влево.

Рис. 1. Сдвиг цен на героин как результат политики увеличения издержек производства и реализации наркотиков.

Источник: Koch J. V., Grupp S. E. Op. cit. P. 348.

Рассмотрим рис. 1, где первоначальные равновесные цена и количество обозначаются как Р1 и Q1. Политика правозащиты (law enforcement), предусмат-ривающая увеличение издержек производства и реализации наркотиков путем усиления риска, приведет к сдвигу функции предложения от S1 до S2. Новая равновесная цена героина — Р2; новое равновесное количество — Q2.

Целью действий правоохранительных органов по ограничению предложе-ния является, очевидно, уменьшение потребляемого количества наркотиков; только в этом случае политика борьбы с наркотиками может считаться успешной. Кроме того, внимания заслуживает другой важный критерий — увеличились или уменьшились в результате такой политики денежные расходы на героин. Общеизвестно, что большая доля потребления наркотиков поддержи-вается и финансируется незаконной деятельностью (воровством и т. д.). Сле-довательно, “идеальная политика правовой борьбы с наркотиками должна не только уменьшать потребляемое количество, но также уменьшать и общий расход денег на героин” (с. 340). Изменение же общих затрат на наркотики зависит от эластичности по цене функций спроса и предложения.

Предложение наркотиков, полагают авторы, по меньшей мере умеренно эластично. Что же касается эластичности спроса, то она весьма низка. “Хотя для большинства нетипична функция спроса, которая совершенно неэластична, именно такая функция спроса вполне совпадает с имеющимися данными относительно героина. По последним оценкам эластичность спроса на героин варьировалась от -0,0067 до -0,09. Это означает, что величина спроса на героин совершенно независима от колебаний цены” (с. 340).

Если функция спроса совершенно неэластична, она примет форму пер-пендикуляра к оси абсцисс и общие затраты потребителей на героин возрастут. Подобный случай изображен на рис. 2, где P1xQ1 < P2xQ2.

Рис. 2. Сдвиг цен на героин при абсолютной неэластичности функции спроса.

Источник: Koch J. V., Grupp S. E. Op. cit. P. 348.

Повышение цены на героин из-за ограничения предложения вызовет побочные эффекты. “Предельные социальные издержки (marginal social costs) борьбы с наркотиками могут превысить вызванные ею предельные социальные выгоды (marginal social benefits). В результате борьба с наркотиками может стать причиной сокращения благосостояния (return)” (с. 340).

Социальные издержки законного ограничения наркотиков будут увеличи-ваться из-за роста преступности, вызванной этими ограничительными действи-ями: наркоманы вынуждены прибегать к незаконным действиям, чтобы заплатить возросшую рыночную цену. Кроме того повышение цены на героин может стимулировать бездействие полиции и/или ее коррупцию.

Существует также возможность, что сдвиг кривой предложения вверх и влево, приводящий к увеличению цены на данный наркотик, вынудит нарко-манов прибегать к заменителям и употреблять в большей степени более дешевые наркотики. Рост потребления новых наркотиков может быть даже социально опаснее, нежели первоначальный уровень потребления старого наркотика. Примером может быть переход от марихуаны к героину тех наркоманов, которые больше не могли приобретать марихуану из-за ограничения федеральными агентами ее распространения.

Если анализировать полные социальные издержки, из приведенных рас-суждений ясно следует, что “политика законного ограничения наркотиков, нацеленная на снижение предложения, часто может быть неприемлема, если фактическая функция спроса на наркотик не эластична по цене” (с. 341).

Сдвиг функции спроса

После публикации работы С. Роттенберга были сделаны некоторые критические замечания. В частности, Е. Эриксон и Р. Фернандес(3) выделили направления политики борьбы с наркотиками, ограничивающие спрос.

Рис. 3. Сдвиг цен на героин при сокращении спроса.

Источник: Koch J. V., Grupp S. E. Op. cit. P. 349.

Эффект подобных действий показан на рис. 3: уменьшаются и потребляемое количество (Q2 < Q1), и общие расходы на героин (P2xQ2 < P1xQ1), его цена падает (P2 < P1).

Сравнение действенности

политики сокращения предложения и политики сокращения спроса

Сравнительная действенность сокращения предложения или сокращения спроса будет зависеть в основном от четырех факторов:

  1. от ценовой эластичности спроса и предложения;
  2. от способности лиц, осуществляющих политику борьбы с наркотиками, воздействовать на продавцов сильнее, чем на покупателей, или на покупателей сильнее, чем на продавцов, но не на них обоих одновременно;
  3. от нежелательных побочных эффектов, вызванных каждым типом политики;
  4. от социальных издержек и выгод, возникающих при этих типах политики.

Как уже упоминалось, существующие данные свидетельствуют, что спрос на героин крайне неэластичен по цене и что предложение характеризуется определенной ценовой эластичностью. Эта информация порождает определенные сомнения в правомерности ограничения предложения как метода борьбы с наркотиками. Рис. 1 и 2 доказывают, что ограничение предложения приведет, скорее всего, к росту преступности. Самый сильный аргумент в защиту политики ограничения предложения — в том, что это приведет к уменьшению числа новых наркопотребителей. В лучшем случае, это план, рассчитанный на длительную перспективу.

Анализ авторов статьи, таким образом, подвергает критике программы ак-тивной скупки героина на подпольном рынке, проводимые некоторыми агентствами по борьбе с наркотиками (например, полицейским департаментом Лос-Анджелоса), чтобы лишить наркоманов доступа к героину. Поскольку функция спроса на героин неэластична, то потребляемое количество изменится слабо, зато из-за взлета цен увеличится число преступлений, совершаемых наркоманами, чтобы удовлетворить свою пагубную привычку.

При борьбе с наркотиками очень важно, чтобы предпринимаемые действия влияли на спрос, но не на предложение. “Действия, которые влияют на обе стороны рынка, могут погашать друг друга и быть взаимоуничтожающими” (с.342). Это серьезная проблема, но не непреодолимая. Согласно оценкам, лишь около 1/3 от общего числа потребителей героина одновременно участвуют в его купле-продаже. Таким образом, можно предпринимать действия, которые повлияют на спрос, но будут воздействовать на предложение героина лишь в минимальной степени.

Перечень направлений политики борьбы с наркотиками, которые влияют главным образом на функцию спроса, не велик. Есть две альтернативы:

  1. политика, направленная на изменения вкусов и предпочтений потребителя;
  2. политика, направленная на использование заменителей наркотика.

Наиболее часто применяемый метод изменения вкусов наркоманов — это их реабилитация (излечивание). При этом могут использоваться и “мягкие” формы (добровольные частные консультации, введение заменителей наркотиков, постепенный отказ от них), и формы “жесткие”, принудительные. Наиболее жесткая форма — заключение наркоманов под стражу в надежде, что в тюрьме у наркомана не будет доступа к наркотикам. Реабилитационные методы в целом весьма малоуспешны. Частые рецидивы не удивительны, так как не только трудно изменить пристрастие наркомана к опиатам, но и само общество, в которое вступает наркоман, во многих случаях настроено против него.

Использование разрешенных законом заменителей героина (методона, циклазоцина) представляет интересный, но до недавнего времени редко используемый метод изменения вкусов наркоманов. В отличии от наркомана, использующего героин, потребитель методона-циклозоцина лучше справляется со своими проблемами. Есть данные, что лечение этими заменителями имело существенный успех примерно в ? всех случаев.

Исключение законных санкций

как ликвидация ограничений предложения

В Великобритании, согласно Акту об опасных наркотиках, наркоманы могут приобретать наркотики, не страшась наказания или судебного разбирательства. “В основе британского подхода лежит идея, что потребление наркотиков есть медицинская проблема и что законное принуждение или реабилитационные усилия должны быть всегда направлены на разрешение этой медицинской проблемы. Отсюда, если в целях оказания наилучшего влияния на здоровье больного ему прописывают с санкции врача... героин, то традиционным в Великобритании является мнение, что законная структура общества должна быть такова, чтобы героин можно было приобрести непреступным путем” (с. 344).

Медицински-ориентированная наркополитика создает два рынка героина, которые четко различаются прежде всего характеристиками функции предложения. На рынке Национальной службы здравоохранения функция предложения героина отличается бесконечной эластичностью цены в течение срока действия медицинского рецепта. Эта функция предложения изображается линией, параллельной оси абсцисс. Но эта же функция предложения будет совершенно неэластична и идти перпендикулярно оси абсцисс для всех количеств героина, которые превышают предписанное рецептом. Равновесная цена на этом рынке будет довольно низкой и может не отражать ничего, кроме минимальных административных издержек.

Другой, нелегальный тайный рынок будет отражать более обычную функцию предложения героина. Он будет демонстрировать определенную (но не бесконечную) ценовую эластичность предложения. Равновесная цена на нелегальном рынке гораздо более высока, чем цена на законном рынке. Эта более высокая цена отражает риск действий нелегальных продавцов.

Хотя политика врачебно-ориентированного рынка (как в Великобритании), несомненно, ослабляет тайный рынок, поскольку уменьшает законные ограничения на потребление героина, этот рынок отнюдь не исчезает. Тому есть как минимум четыре причины.

  1. Есть риск отказа в получении медицинского рецепта.
  2. Покупателями на британском рынке могут быть иностранцы, которые не пользуются услугами рынка Национальной службы здравоохранения.
  3. Наркоманы могут отказываться от поиска законных путей приобретения наркотика, боясь быть осужденными общественным мнением.
  4. Наркоманы могут обращаться к услугам незаконного рынка, чтобы пополнить требуемое количество наркотика.

Антинаркотическая политика, основанная на уменьшении ограничений предложения, “имеет значительное, хотя и часто игнорируемое, экономическое преимущество. Задачей политики подобного рода является исключение необходимости для наркомана удовлетворять свою привычку незаконным путем. Кроме того, сокращение тайного рынка ограничит традиционную роль организованной преступности в торговле наркотиками. Цена героина, которую платят большинство наркоманов, уменьшится, и общие затраты на героин, по-видимому, тоже уменьшатся” (с. 345).

Рис. 4. Сдвиг цен на героин при создании законного рынка наркотиков.

Источник: Koch J. V., Grupp S. E. Op. cit. P. 349.

Результаты такого воздействия на предложение показаны на рис. 4: S1 — функция предложения героина, если существует официальный запрет на предложение героина; S2 — функция предложения героина на легальном медицинском рынке. В результате сдвига функции предложения цена на героин резко понижается (Р2 < Р1).

Рис. 5 показывает, насколько эффективна подобная политика по отношению к тайному рынку наркотиков. Конкуренция дешевого героина на законном рынке приведет к тому, что кривая спроса на героин на подпольном рынке сильно сдвинется влево.

Рис. 5. Сдвиг цен на героин на подпольном рынке при создании законного рынка дешевых наркотиков.

Источник: Koch J. V., Grupp S. E. Op. cit. P. 349.

Ясно видно, что медицинский подход к проблеме наркотиков имеет несколько явных экономических преимуществ. Однако создание подобной системы сопровождают некоторые вызывающие озабоченность явления.

Во-первых, согласно экономической модели количество потребляемого героина при такой политике не уменьшается. Если одной из целей политики борьбы с наркотиками является снижение количества их потребления, тогда политика медицинско-ориентированного типа должна быть признана неудачной.

Рис. 6. Увеличение спроса на героин в результате роста терпимости при медицинском рынке наркотиков.

Составлено по: Koch J. V., Grupp S. E. Op. cit. P. 350.

Во-вторых, следует учесть феномен терпимости. “Если героин будет общедоступен, возможно, что может повыситься уровень терпимости [к потреблению героина]... Результатом повысившейся терпимости будет растущий спрос на героин” (с. 346). Этот феномен показан на рис. 6. Модель предсказывает, что на медицинском наркорынке будет потребляться большее количество героина, возрастут затраты на героин и, если только функция предложения не бесконечно эластична (как на рисунке), возрастет и цена на героин. На подпольном наркорынке эффект будет таким же, но повышение цены — больше, поскольку функция предложения более эластична.

В-третьих, существует интересный феномен учета: замечено, что существует непропорционально малое (в сравнении с большим числом юных наркоманов) количество наркоманов в возрасте после 35 лет. Поскольку программы реабилитации наркоманов малоэффективны, это явление объясняется скорее всего тем, что значительное число наркоманов не доживает до средних лет (умирает от болезней или от истощения, погибает, ведя преступный образ жизни), что ведет к растрате человеческих капиталов. Поэтому “программа уменьшения спроса, которая поможет сохранить и направить человеческие способности на производство товаров и услуг, предпочтительнее политики, направленной на ослабление ограничения предложения” (с. 347).

В-четвертых, возможность создания системы законного предложения наркотиков зависит от институциональной структуры общества. Авторы статьи сомневаются, что американская система ценностных норм совместима с подобной программой.

Выводы

Дж. Кох и С. Групп формулируют четыре основных вывода.

  1. Экономические эффекты законодательного ограничения наркотиков можно адекватно исследовать в контексте теории спроса и предложения.
  2. Насильственное ограничение предложения нежелательно, поскольку это повысит цены на наркотики и увеличит преступную деятельность. Так как ценовая эластичность функции спроса на наркотики типа героина приближается к бесконечности, ограничение предложения не сильно уменьшит потребляемое количество наркотиков.
  3. Действия, направленные на ограничение спроса, наиболее предпочтительны, поскольку они уменьшают как величину потребления, так и цены на наркотик. Результатом будет уменьшение размеров преступности.
  4. “Система, при которой наркотики могут быть приобретены законным путем из медицинских источников, дает желаемые результаты, так как понижается цена наркотиков и снижается преступная активность. Однако феномен терпимости и спорная пригодность такой системы для американского образа жизни могут подорвать полезность такого подхода“ (с. 348).

(1) Реферат составлен по: Koch J. V., Grupp S. E. The Economics of Drug Control Policies // The Economics of Crime. Cambridge (Mass.), 1980. P. 339 - 351. Данная статья впервые опубликована в: The International Journal of the Addiction. December 1971. Vol. 6. № 4. P. 571 - 584.

(2) Rottenberg S. The Clandestine Distribution of Heroin, its Discovery and Suppression // Journal Political Economy. 1968. Vol. 76. P. 78 - 90.

(3) Erickson E. The Social Costs of the Discovery and Suppression of the Clandestine Distribution of Heroin // Journal Political Econ-omy. 1969. Vol. 77. P. 484 - 486; Fernandez R.A. The Clandestine Distribution of Heroin, its Discovery and Suppression // Journal Political Economy. 1969. Vol. 77. P. 487 - 488.