Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №1 //
   "Экономическая теория преступной и правоохранительной деятельности".

Формальный анализ наркорынков(1)
П. Копп

Пьер Копп (Университет Париж – XII) – один из ведущих французских эко-номистов, занимающихся проблемами экономики наркотиков. Реферируемая статья явля-ется своего рода сводным критическим обзором неоинституциональных концепций "эконо-мики наркотиков", анализирующих проблемы наркомании и наркобизнеса.

Описательные модели наркорынков.

"…Так называемая “экономика наркотиков” (economie de la drogue), — указывает П. Копп, — не ограничивается количественным анализом наркобизнеса, но считает своей целью более амбициозную задачу — сформулировать рекомендации, по обеспечению арсенала необходимых репрессивных мер, направленных на поддержание употребления наркотиков на том уровне, который рассматривается как оптимальный для данного общества" (с. 569). Изучение экономики наркотиков проводится при этом неоинституционалистами на уровне теорий и микро-, и макроэкономики, т. е. наркотики рассматриваются и как обычный товар, и как объект государственного регулирования.

Уменьшение социальных издержек от употребления наркотиков как задача наркополитики. Основываясь на выработанных еще В. Парето принципах, экономисты считают целью разумного государственного вмешательства в экономику уменьшение социальных издержек (les couts sociaux). Для иллюстрации этого подхода целесообразно взглянуть на модель наркорынка, предложенную английскими экономистами Адамом Вагстафом и Аланом Мейнардом(2). Поль-зуясь терминологией Парето, можно сказать, что предпринятая каким-либо пра-вительством борьба с наркотиками "должна позволить снизить внешние издер-жки от потребления наркотиков (расходы на медицинскую помощь, потери от преступлений наркоманов, потерянное рабочее время, преждевременные смерти etc.), причем выгоды от этого снижения должны превышать издержки от предпринятых действий — работы полиции, политики реабилитации наркоманов etc." (с. 570). Такой подход, называемый сопоставлением издержек и выгод (couts — benefices), определяет не только общие масштабы правительственного вмешательства, но и выбор тактических целей.

На диаграмме (рис.1) по вертикальной оси отложены издержки, а по горизонтальной — количество потребляемых наркотиков. Поскольку для наркопотребителя, как и для потребителя любого товара, каждая новая доза имеет все более низкую полезность, то кривая предельных выгод (UM — utilite marginate) от потребления наркотиков является нисходящей. Приняв, что предельные издержки приобретения (MPC — cout marginal de consommation) наркотиков постоянны, изобразим их горизонтальной линией. Восходящая линия MEC (cout marginalex terne) показывает динамику предельных потерь (издержек), которые общество несет от потребителей наркотиков, — внешних издержек наркопотребления. Кривая MSC (cout marginal social) изображает сумму как внешних (социальных), так и внутренних (частных) предельных издержек, т. е. предельные издержки общества в целом от употребления наркотиков (MSC = MPC + MEC).

Рис. 1. Равновесие на рынке наркотиков.

Источник: Kopp P. Op. cit. P. 579.

При отсутствии всякого государственного вмешательства потребители будут увеличивать потребление до Q*, пока частные предельные издержки не сравняются с частными предельными выгодами. При этом предельные издержки общества превысят общественные выгоды; общество предпочло бы, чтобы наркопотребление сократилось до уровня Q**, где UM = MSC(3). Таким образом, задачей государственной политики борьбы с наркотиками должно стать перемещение равновесия на рынке наркотиков из точки А в точку В.

Общественное вмешательство и его границы. "Основная философия правительственного вмешательства заключается в том, чтобы определить, каков социально оптимальный уровень наркопотребления при отсутствии издержек правительственного вмешательства, а затем выбрать из всех видов вмешательства тот, который кажется наиболее подходящим" (с. 572). При этом необходимо проследить, чтобы затраты общества не превышали его выгод от этого государственного регулирования.

"Чтобы совпали частный оптимум и социальный оптимум, правительственное вмешательство, согласно теории А. Пигу, могло бы сводиться к добавлению к цене наркотика налога на его потребление, чтобы увеличить издержки потребителей" (с. 572). Запрет на наркоторговлю и полицейские мероприятия выполняют роль налогов Пигу(4), увеличивая цены и провоцируя рост цен, но с одним отличием — прибыль от роста цен получает не государство, а нелегальные продавцы.

Работы экономистов о борьбе с наркобизнесом основаны на вышеописанной модели равновесия на рынке наркотиков. Количество продаж и цена на рынке наркотиков определяются пересечением кривых спроса и предложения. Репрессии против наркопродавцов ведут к сдвигу влево кривой предложения, новое равновесие будет характеризоваться более низким потреблением.

Первоначальные исследования экономистов 1970-х гг. показали, что меры по снижению предложения относительно неэффективны, так как спрос на наркотики стабилен, не эластичен по цене (работы А. Литтла, Дж. Коха и С. Группа(5)). "Cогласно этой гипотезе, кривая спроса остается вертикальной, репрессивные меры не уменьшают количество потребляемых наркотиков, но [лишь] увеличивают его цену" (с. 573). По мнению Б. Итерли(6), от этого несут потери не потребители, не покупатели наркотиков, а общество в целом.

"Теория неэластичного спроса, — отмечает П. Копп, — является объектом непрекращающейся дискуссии" (с. 573). В 1983 г. М. Уайт и У. Люкзетич указали(7), что эластичность спроса на наркотики по цене постепенно изменяется по определенной кривой. Их подход существенно отличается от выдвинутой еще в 1973 г. теории Р. Блэра и Р. Вогеля(8), согласно которой спрос неэластичен, когда цена наркотиков низка, и эластичен, если цена высока. В качестве компромисса некоторые исследователи выдвигают идею, что модель Р. Блэра и Р. Вогеля описывает поведение потребителей, которые еще не стали наркозависимыми и чей спрос потому эластичен; модель же М. Уайта и У. Люкзетича больше подходит для характеристики поведения наркоманов, которые почти не обращают внимания на рост цен.

Асимметрия ценовых эффектов. Ранее упомянутые теории основаны на принципе симметрии эффектов, воздействующих на спрос и предложение. Однако "это утверждение может быть поставлено под вопрос: всегда ли повышение цен симметрично ведет к их понижению? Этот вопрос …указывает на эффект “храповика” (cliquet). Идея асимметрии заставляет полагать, что …сни-жение цен имеет притягательную силу, приобщая к наркотикам новые группы потребителей. [Последующее] быстрое повышение цен не устранит их из числа наркопотребителей, потому что наркомания сыграет роль “храповика”" (с.574). Таким образом, цена имеет значение лишь в той степени, в которой облегчает (или затрудняет) первое знакомство с наркотиками потенциальных покупателей. Именно поэтому Роберт Бадинтер, бывший французский министр юстиции, в одном из интервью подчеркнул необходимость запрещения и преследования легких наркотиков, которые упрощают молодежи возможность пристраститься к наркотикам. "Снижение цен и смягчение репрессивных мер позволило бы [всем желающим] иметь постоянный доступ к наркотикам и, перескочив через традиционные ступени постепенного пристрастия к ним, напрямую приобщаться к сильным наркотикам" (с. 574).

Гипотеза, будто потребление наркотиков растет в математической прогрессии при снижении их цен, весьма спорна и с исторической точки зрения (можно вспомнить те периоды, когда героин, кокаин и опиум были легально доступны по низкой цене). Кроме того, формальный подход к анализу наркорынка предполагает, что при нулевой цене каждый индивид станет потенциальным потребителем наркотиков, и не учитывает социальных причин наркомании.

"Существование эффекта “храповика” наводит на мысль, что репрессии против продавцов, вызывающие повышение цен, из-за постоянства спроса менее эффективны, чем хотелось бы" (с. 575).

Сторонники формального подхода указывают на существование наркотиков-субститутов, что доказывает некоторую эластичность спроса. "И вновь надо признать относительность подобного анализа, — пишет П. Копп. — Практики относятся очень скептически к существованию субституции. Наличие временных субститутов (транквилизаторы, примитивные химические препараты etc.), когда отсутствует основной наркотик, возможно, но полное замещение очень проблематично" (с. 575).

"Злоупотребляя представлением социальных феноменов при помощи рыночной терминологии, обходят стороной стратегический аспект общественной антинаркотической политики" — контроль над количеством потребляемых наркотиков (c. 575). По мнению автора статьи, сам принцип оптимизации в этой сфере — не единственно возможный. Возможно, более близкой была бы аналогия с военной логикой, где не всегда сопоставляют затраты с возможной выгодой, но часто важен результат любой ценой (существует бинарная оппозиция — поражение или победа).

Проблема запрета наркотиков

В научных кругах ведется дискуссия по поводу эффективности запрета наркотиков. Наибольший интерес представляют взгляды американских экономистов Г. Беккера и М. Фридмена.

Г. Беккер(9) справедливо указывает, что последствия легализации наркотиков зависят от того, насколько эластичен спрос на них. Он отмечает, что наркотики оказывают на потребителя двойное воздействие: эффект зависимости (la depenlance) состоит в том, что чем больше было потребление наркотиков в прошлом, тем сильнее желание потреблять их в настоящем; эффект привычки (liaccoutumance) — в том, что степень воздействия дозы наркотика обратно зависит от количества ранее потребленных наркотиков и длительности их употребления. Особенно важен эффект зависимости: потребление наркотиков имеет взаимосвязанные последствия, проявляющиеся на протяжении всей жизни наркопотребителя. "Повышение цен в прошлом или в будущем снижает поэтому текущее потребление. Это влияние изменения цен зависит от предпочтений субъекта в данный момент времени и от степени его привыкания. […] Учет всех этих …эффектов показывает, что чувствительность [наркопотребителя] сильнее проявляется по отношению к будущим ценам, чем к настоящим, потому что первоначальное потребление наркотиков ведет к увеличению “наркотического капитала” (capital de toxicomante), стимулируя тем самым будущее потребление" (с. 577).

В таком случае легализация наркотиков должна вызвать существенное увеличение их потребления в долгосрочном аспекте. Если же "война" против наркотиков ведет к временному повышению цен, но не уменьшает потребления, то это объясняется отсутствием тщательно подготовленного долгосрочного воздействия на наркорынок и вовсе не доказывает, будто потребитель нечувствителен к цене. Г. Беккер завершает свою статью следующим выводом: он не может рекомендовать легализации наркотиков, пока не проведено сравнение позитивных (уменьшение расходов на борьбу с преступностью) и негативных (увеличение медицинских издержек) последствий неизбежного роста наркопотребления.

Размышляя схожим образом, М. Фридмен(10), напротив, поддерживает легализацию наркотиков. По его мнению, "чрезмерное количество законов, правил и других установлений способствует, вне всякого сомнения, увеличению преступности, умножив число видов деятельности, расцениваемых как преступные". Сравнение издержек от борьбы с наркобизнесом и экономии, возможной в случае разрешения каждому покончить с собой посредством наркотиков, позволяет прийти к выводу, что наркотики следует легализовать. По мнению М. Фридмена, именно запретительная политика является причиной высоких цен и, следовательно, высокой прибыльности наркобизнеса. Легализация наркотиков была бы также и самым дешевым способом покончить с подпольным наркобизнесом.

"Эти две модели требуют некоторых комментариев, — указывает П. Копп. — Намерение Г. Беккера состоит в том, чтобы включить в традиционную микроэкономическую теорию [особый] случай, когда “привыкание мешает пресыщению потребителя определенным продуктом”. Существование эффекта зависимости противоречит нормальному поведению [потребителя] — понижению [кривой] спроса с ростом потребляемого количества. Хотя введение [в анализ] этого эффекта оживляет дискуссию …об эластичности спроса, но дает ли эта модель надежное описание?" (с. 578). Автор статьи выражает сомнение, что поведение наркопотребителей можно моделировать лишь сопоставлением цены и количества потребляемых наркотиков, даже с учетом сопутствующих эффектов. "Хотя и чрезмерно сложные, микроэкономические модели …ограничены использованием исключительно этих двух переменных величин, которые кажутся недостаточными для описания или даже моделирования в упрощенной форме возможного поведения [участников наркорынка]. Моделирование индивидуального поведения потребителей, как нам кажется, — пишет автор статьи, — еще не стало объектом основательного …экономического анализа" (с. 578). В частности, не осуществлено сравнение ожидаемого при легализации наркотиков снижения издержек на репрессии против наркоторговцев с увеличением при этом ущербов здоровью и социальному равновесию. Поэтому польза либерализации наркорынка остается под вопросом.

Таким образом, завершает статью П. Копп, "анализ англоязычной литературы пока еще не позволяет выделить концепции, которые составили бы минимально общепризнанный свод" (с. 578). Поэтому использование рекомендаций "экономики наркотиков" как инструмента, ориентирующего в поиске оптимальной политики борьбы с наркотиками, требует величайшей осторожности.


(1) Составлено по: Kopp P. Les analyses formelles des marches de la drogue // Revue du Tiers Monde. 1992. T. 33. № 131. Р. 565 - 579.

(2) Wagstaf A., Maynard A. Economic Aspect of the Illicit Drug Marcet and Drug Enforcement Policies in the United Kindom // HMSO Publications. 1988. № 95.

(3) В англоязычной литературе, терминология которой более привычна для отечественных экономистов, исполь-зуется схожая система обозначений: предельная полезность - MU (marginal utility), предельные индивидуаль-ные издержки - MPC (marginal private cost), предельные внешние издержки - MEC (marginal external cost), пре-дельные общественные издержки - MSC (marginal social cost). С изложением теории внешних эффектов, аппа-рат которой здесь используется, можно ознакомиться по учебнику: Хайман Д. Н. Современная микроэкономи-ка: анализ и применение. М.: Финансы и статистика, 1992. Т. II. С. 267-323.

(4) Налогами Пигу (Pigovian tax) называют налоги, налагаемые на создателей негативных внешних эффектов, чтобы уравнять их частные издержки с общественными (по типу штрафов на загрязнителей окружающей сре-ды). Названы в честь выдающегося английского экономиста первой половины ХХ в. Артура Пигу, который за-ложил основу теории внешних эффектов.

(5) Little A.D. Drug Abuse and Law Enforcement: a Report to the President`s Commission on the Law Enforcement and Administration of Justice. Waschington, 1976; Koch J. V., Grupp S. E. The Economics of Drug Control Policies // The International Journal of the Addiction. December 1971. Vol. 6. № 4. P. 571 - 584 (реферат этой статьи дпомещен в данном реферативном сборнике в разделе "Методы борьбы с наркотиками").

(6) Eatherly B.J. Drug-law Enforcement: Should We Arrest Pushers or Users? // Journal of Political Economy. 1974. Vol.82. № 1. P. 210 - 214.

(7) White M.D., Luksetich W.A. Heroin Price Elasticity and Enforcement Strategies // Economic Enquiry. 1983. Vol. 21. P. 557 - 564.

(8) Blair R.D., Vogel R.J. Heroin Addiction and Urban Crime // Public Finance Quarterly. 1973. Vol. 1. № 14. P. 457 - 467.

(9) Becker G., Grossman M., Murphy K.M. Rational Addiction and the Effect of Price on Consumption // The American Economic Review. 1991. May. P. 237-241. Реферат этой статьи помещен в самом начале данного реферативного сборника.

(10) Friedman M. and R. Tyranny of the status quo. San Diego, N. Y. etc., 1984. Реферат раздела из этой книги знаме-нитого американского экономиста-неоклассика был опубликован в первом выпуске нашего реферативного журнала (Экономическая теория преступлений и наказаний. Вып. 1. Экономическая теория преступной и пра-воохранительной деятельности. М.: РГГУ, 1999. С. 99 - 104).