Журнал "Экономическая теория преступлений и наказаний" №1 //
   "Экономическая теория преступной и правоохранительной деятельности".

СДЕРЖИВАЮТ ЛИ НАКАЗАНИЯ ПРЕСТУПНОСТЬ?(1)
Г. Таллок.

Гордон Таллок, профессор экономики и политических исследований Университета шт. Аризона, является одним из ведущих современных американских экономистов, занимающихся неоинституциональными исследованиями. Хотя основная сфера исследований Г. Таллока - теория общественного выбора(2), его перу принадлежит также ряд признанных классическими работ по экономической теории права и преступности (прежде всего, опубликованная в 1971 г. книга “Логика права”).

Сложились три позиции, объясняющие необходимость наказания преступников. Первая из них - морально-этическая; ее Г. Таллок вообще отказывается обсуждать, так как она не связана с экономическим подходом к изучению общества. Для экономиста более интересны два других мнения о необходимости наказания: первое, что наказание сдерживает преступление, и второе, что наказание способно исправить преступника.

Если углубиться в историю, то можно заметить, что до XIX в. о наказании как методе исправления преступника нигде не упоминалось. Возможно, это объясняется тем, что долгое время наказания мало воздействовали на нравственность преступника. Но с распространением тюремного заключения идея исправления преступника постепенно стала преобладающей, пока совсем не вытеснила идею сдерживания. Предполагалось, что тюрьма - это место, где у заключенного будет время и благоприятная возможность раскаяться в своих грехах и принять одобряемую обществом линию поведения. Необходимо отметить, что такое предположение, конечно же, не было результатом каких-либо тщательных научных исследований.

До 1950-х гг. не предпринималось никаких научно обоснованных попыток проверить, каков устрашающий эффект наказания. Только в 50-е гг. было проведено несколько исследований о том, какое наказание более эффективно для сдерживания убийц - смертная казнь или пожизненное заключение. Удалось установить, что пожизненное заключение - более эффективное средство снижения преступности, однако эти исследования были очень слабо подкреплены статистически.

Статистическое исследование эффекта сдерживания является довольно трудным, потому что угроза наказания - не единственный фактор, влияющий на частоту совершения преступлений. Уровень преступности зависит и от многих других факторов - таких, как степень урбанизации, демографический состав населения, экономическое расслоение общества и т. д. Есть специальные статистические методы, которые принимают во внимание все эти факторы, и сейчас они стали вполне доступными для экономистов.

Другая важная методологическая проблема любого статистического исследования в области криминологии - очень плохое качество исходных данных, из-за чего велика и величина погрешности.

Большинство экономистов, серьезно размышлявших над данной проблемой, непременно приходили к заключению, что наказание действительно сильно влияет на преступление. Причина, по их мнению, очень проста: если увеличивается цена чего-либо, то уменьшается и спрос. Соответственно, если вы увеличите размер наказания - т. е. величину того, чем преступник расплачивается за совершенное деяние, - то будет меньше самих этих деяний. Эластичность функции спроса, конечно, может оказаться низкой, следовательно, в этих случаях эффект может быть невелик, но, по крайней мере, какой-то эффект все-таки будет непременно.

Экономисты, конечно же, не отрицают существования других факторов, помимо тяжести наказаний, воздействующих на количество преступлений. Повышение безработицы, например, довольно часто ведет и к росту уровня преступности. Наказания, однако, обладают, в отличие от других переменных, одним важным уникальным свойством: они довольно легко изменяются в зависимости от политики правительства в данной области. Поэтому экономисты, изучая факторы преступности, обращают главное внимание именно на наказания.

Первое серьезное исследование этой проблемы было проведено одной из студенток Гэри Беккера - Арлин Смигель Лейбович(3). Она брала в качестве исходных данные об уровне преступности в каждом штате США, сравнивая их со строгостью наказания (средними сроками тюремного заключения) и его вероятностью (процентом преступлений, за которые преступник был пойман и наказан). Результаты, полученные А.С. Лейбович, показали однозначный эффект сдерживания в отношении каждого из изученных преступлений: когда другие факторы были одинаковы, в штатах с более строгими наказаниями наблюдалось меньшее количество преступлений. При этом такие более тяжкие преступления, как изнасилования и убийства, сдерживались лучше, чем кражи со взломом (burglary) и грабежи (robbery).

Другой ученик Беккера, Айзек Эрлих, исходя из тех же данных что и А.С. Лейбович, но используя более сложную и тщательную методику, также пришел к выводу, что наказания сдерживают преступность(4). Аналогичные исследования были проведены Лэдом Филлипсом, Харольдом А. Воти-младшим, Джоном Хоуэлом(5). Все они получили подобные же результаты.

В дополнение к вышеперечисленным исследованиям, использующим, по существу, одни и те же данные о преступности в 50 штатах, есть две важные работы на основе совсем других данных. Майкл Блок сопоставил уровень преступности в разных полицейских округах Лос-Анджелеса с вероятностью наложения наказания в каждом из этих округов и также сделал вывод о существовании несомненного эффекта сдерживания(6). Р.А. Карр - Хилл и Н.Х. Стерн занялись разрешением аналогичной проблемы, используя данные по Англии и Уэльсу, и вновь пришли к выводу, что наказания сдерживают преступность(7).

“…Некоторые студенты под моим руководством, - пишет Г. Таллок, - попытались проанализировать прибыльность отдельных видов преступлений против собственности (прежде всего, краж со взломом) с точки зрения преступника, т. е. они изучили вопрос, выгодно ли преступление. [Исходные] данные были очень плохи… но они подтвердили вывод, что большинство людей, занимающихся кражами со взломом, сделали сознательный выбор “карьеры”. Доход от краж со взломом невелик, однако, поскольку они (преступники. - Ю. Л.) не являются высококачественными работниками, достаточен для того, чтобы они продолжали жить нечестно” (с. 130 - 131). Эти исследования указывают на то, что по крайней мере некоторые преступники выбрали свою преступную деятельность довольно рационально и, следовательно, увеличение “цены” преступления могло бы уменьшить их частоту.

Далее Г. Таллок рассматривает взгляды социологов на эту проблему. Все экономисты, о которых он ранее писал, начинали свои исследования с закономерным для экономистов предубеждением, что наказания сдерживают преступность; у социологов же господствовало обратное предубеждение, и они брались за работу с целью подтверждения стандартного в их среде мнения, будто преступления не могут сдерживаться наказаниями. В процессе анализа они, однако, выяснили, что были неправы.

Первый из этих социологов - Джек Гиббс(8). Он поддержал теорию сдерживания, хотя его методы очень отличались от используемых экономистами и были достаточно примитивны; то, что один и тот же вывод следует из разных статистических методов исследования, это само по себе есть дальнейшее подтверждение теории сдерживания. Публикация данной статьи вызвала поток других исследований; труды социологов стали независимым подтверждением ценности экономического подхода к изучению преступности.

Социологов часто волновал вопрос, что сильнее сдерживает преступность - тяжесть наказания или его вероятность. По мнению Г. Таллока, этот вопрос не принципиален. Предположим, у потенциального преступника есть выбор между двумя системами наказания: по одной у совершившего кражу есть 1 из 100 шансов попасть в тюрьму на один год, а по другой - только 1 из 1000 шансов, но на 10 лет. Не очевидно, что эти две системы наказания принципиально по-разному воздействовали бы на преступников. Г. Таллок предлагает считать приемлемой мерой наказания средний срок наказания и вероятность его наложения, взятые воедино.

Большинство исследователей полагают, что вероятность осуждения сильнее влияет на преступников, чем размер наказания. А. Эрлих, например, используя сложный метод исследования, выявил большой эффект сдерживания от назначения смертной казни за убийство(9). Из его расчетов следует, что каждая казнь предотвращает от 8 до 20 убийств, но надо отметить, что погрешность в исходных величинах его расчетов довольно велика для подобных сложных эконометрических вычислений. Используя совершенно другой набор статистических данных и иной метод, сам Г. Таллок дал задание своему студенту провести аналогичные исследования. Полученные результаты показали, что каждая казнь предотвращает только два убийства.

Необходимо отметить, что вопрос, сдерживает ли смертная казнь отдельные виды преступлений, отличен от вопроса, необходимо ли ее применять. Например, применяя жестокие наказания за незначительные правонарушения, мы могли бы заметно уменьшить частоту их совершения. Но тот факт, что можно сдерживать преступления наказанием конкретного вида, - еще недостаточный повод для использования именно такого наказания.

Рассматривая концепцию сдерживания, встречаешься с мнением отдельных ученых, которые не сомневаются в ее действенности относительно таких преступлений, как кражи со взломом и иные преступления против собственности, но сомневаются в ее эффективности относительно импульсивных преступлений. Они полагают, что, например, человек, убивая в состоянии аффекта, вряд ли способен логически размышлять о предстоящем наказании. По поводу данного тезис можно привести контраргумент. Например, заключенные в нацистских лагерях должны были часто находиться в состоянии аффекта, вызванного действиями охранников, однако это почти никогда не приводило к использованию насилия в отношении этих охранников, поскольку было очевидно и неминуемо, что наказанием, если повезет, станет немедленная смерть, а еще вероятнее - смерть от пыток. Даже в состоянии большого эмоционального возбуждения мы сохраняем способность рассуждать, хотя, возможно, не так хорошо, как обычно. Требуется очень сильная провоцирующая ситуация, чтобы человек совершил убийство, если он будет уверен, что его за это неминуемо ждет смерть. Другой пример можно привести, рассматривая преступность на Юге США в 1930 - 1940-х гг., когда среди афро-американцев наблюдался очень высокий уровень насилия. Местные власти придерживались точки зрения, что насилие - неотъемлемая черта характера чернокожих и, следовательно, нецелесообразно строго их наказывать. Но на самом деле именно подобный подход и являлся принципиальной причиной существования данного явления. Если один чернокожий наносил другому удар ножом, он обычно получал довольно небольшой срок тюремного заключения, хотя белый, сделав то же самое в отношении другого белого, чаще всего отсиживал несколько лет в тюрьме. Различия между частотой, с которой белые и черные совершали подобные деяния, вполне объяснимы с позиции концепции сдерживания, что и было наглядно продемонстрировано в дальнейшем.

Чтобы наказание обладало сдерживающим эффектом, потенциальные преступники должны иметь хотя бы некоторую информацию о строгости наказания и их вероятности при различных преступлениях. Эту информацию они могут получить, прежде всего, из криминальной хроники в газетах. Несомненно, если улучшить знания населения об уголовном законодательстве, то и сдерживающий эффект наказания был бы сильнее.

В заключение своего обзора Г. Таллок обращается к вопросу, почему “исправление” стало доминирующим принципом системы наказания в США в конце XIX в. и остается таковым до настоящего времени, несмотря на отсутствие какого бы то ни было научного обоснования подобной политики. “Причины, по моему мнению, - пишет американский экономист, - кроются в распространенной в социальных науках ошибке, будто все хорошее сопутствует друг другу”. На самом деле ситуация более сложна. “Если у нас есть выбор между предотвращением преступности… путем исправления преступника и сдерживанием преступности посредством наложения на преступников определенных санкций, то надо разобраться, что для нас предпочтительно” (с. 134).

Преподобный Сидней Смит, последователь теории сдерживания, писал еще в минувшем веке, что тюрьма должны быть “местом наказания, от которого люди шарахаются с ужасом, местом, одно воспоминание о котором причиняет боль и страдание… местом горя и плача, в которое входят с ужасом, а выходят с твердым намерением никогда не возвращаться к такому унижению…”. Это, конечно, преувеличение: наши тюрьмы не должны быть настолько плохи. Лишение свободы само по себе может быть достаточно эффективным наказанием, но в любом случае сдерживание обязательно включает причинение пусть не физических, а хотя бы психических страданий.

“…Мы не можем выбирать приятный или неприятный метод решения проблемы преступности, - подводит итоги автор статьи. - У нас есть неприятный метод, сдерживание, который действует, и приятный метод, исправление, который (по крайней мере, пока) никогда не работал. В данных обстоятельствах мы должны выбирать - или метод сдерживания, или более высокий уровень преступности” (с. 135).


(1)Составлено по: Tullock G. Does Punishment Deter Crime? // The Economics of Crime / Cambridge, N. Y. etc., 1980. P. 127 - 136. Первоначально эта статья была опубликована: The Public Interest. 1974. Summer.

(2)На русском языке опубликованы следующие его произведения по теории общественного выбора: Таллок Г. Новый федералист. М.: Фонд “За экономическую грамотность”, 1993; Бьюкенен Дж., Таллок Г. Расчет согласия. Логические основания конституционной демократии // Бьюкенен Джеймс М. Сочинения. Серия: “Нобелевские лауреаты по экономике”. Т. 1. М.: “Таурус - Альфа”, 1997. С. 31 - 206.

(3)Leibowitz A.S. Does Crime Pay: An Economic Analysis (Unpublished Master`s thesis. Columbia University, 1965).

(4)Ehrlich I. Participation in Illegitimate Activities: A Theoretical and Empirical Investigation // Journal of Political Economy. 1973. Vol. 81. May/June. P. 521 - 565.

(5)См., например: Phillips L., Votey H.L.Jr. An Economic Analysis of the Deterrent Effect of Law Enforcement on Criminal Activity // Journal of Criminal Law, Criminology and Police Science. 1972. Vol. 63. Sept.

(6)Block M. An Econometric Approach to Theft. Stanford University, mimeographed paper.

(7)Carr-Hill R.A., Stern N.H. An Econometric Model of the Supply and Control of Recorded Offenses in England and Wales. University of Sussex: School of Social Science, 1972.

(8)Gibbs J. Crime, Punishment and Deterrence // Southwestern Social Science Quarterly. 1968. Vol. 48. March. P. 515 - 530.

(9)Ehrlich I. The deterrent effect of capital punishment: a question of life and death // American Economic Review. 1975. Vol. 65. № 3. Р. 397 - 417.